XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
366
Тексты
нашего государя приходу въ Царьградъ. Тутъ стоитъ застава, ос-
л. 72 об. матрѣваютъ ружья. Тутъ // у насъ на корабли у московскихъ куп-
цовъ ружья осматривали. А у нашихъ купцовъ былъ взятъ листъ
у паши, чтобъ пропустить по счету ружье московское. И тако при-
шедъ турчинъ, начальной человѣкъ, да и пересмотрѣлъ, и про-
тивъ указу перечелъ ружье всякое, да и отпустилъ насъ.
Мы же тово дни не отпустихомся, понеже вѣтру не было
доброва. И тово дни въ вечеръ противъ Сошествия Святаго Духа
поемъ мы вечерню - анъ приѣхали турки къ нам на корабль къ
купцамъ товару досматрѣвать да и взошли на корабль. А мы въ тѣ
поры поемъ стихѣры возвашные*, такъ мы ладону пустили по-
болѣ раснова, а турки ладоннова духу не любятъ, а ладонъ вездѣ
по кораблю разшолся. А когда пришли турки ко окну корабленно-
му, гдѣ внутрь входятъ въ корабль, и увидѣли, что корабль по-
лонъ ладону напущенъ, такъ залопотали, бранить стали насъ по-
турецки. А сами изъ корабля побѣжали, такъ мы по тѣхъ мѣстъ
и видѣли ихъ; а то бы наши купцы были от нихъ рублей безъ
десятку; да уже и не бывали къ намъ.
Мы же тово дни послѣ обѣда и стали опущатся въ море на
ширину, и на вечеръ внидохомъ въ море болшое, и тако поидохомъ
къ Дунаю, болшой рѣкѣ. И ту нощь доброва вѣтру намъ не было,
такъ шатались и туда и сюда. И поутру все тожъ, не было намъ
вѣтру доброва до пятницы. И въ пятницу взялъ насъ вѣтръ
доброй - въ самыя заговяны на вечеръ съ моря внидохомъ въ Дунай-
рѣку. Мало отшедъши от усть Дуная-рѣки, гдѣ въ море въпала,
да и начевать стали въ пустомъ мѣстѣ, тутъ и загавлявали. И то
мѣсто пусто, нѣтъ ни градовъ, ни селъ.
И утре въ понедельникъ Петрова поста, вставши, пошли
бечевою въверхъ по Дунаю; и пришли въ третей день под градъ
турецкой, и имя ему Тулча; а шли и бечевою, и парусомъ. Α Дунай-рѣка
л. 73. зѣло куликовата и уска, многими разшиблась гирлами. // И тутъ
мы подъ тѣмъ городкомъ стали.
И утре рано приѣхали къ намъ на корабль турчаня товаровъ
досматривать и лишнихъ людей, неволниковъ. Взошли турки на
корабль да и стали указовъ досматрѣвать. Потомъ и нашъ указъ про-
челъ и сказалъ турчинъ: "Нѣтъ де мнѣ дѣла до полоса и до рухледи
его. Вы-де, московь базырьянъ, дайте-де вы съ своего товару
пошлину". Такъ наши купцы заупрямилися, пошлину не стали давать. Такъ
турчинъ, начальной человѣкъ, взявши указы наши въ городъ, да и
списалъ, да въвечеру къ намъ указы и прислалъ. А списки послалъ
въ Килию-градъ къ изапуши, по-нашему къ полковому воеводѣ.
А изапуши въ тѣ поры стоялъ въ Килии съ войскомъ турецкимъ.