XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
38
Тексты
На первое возвратимся. Что потом будет, увы да горе! Незна-
л. 43. емо, что делать. Стоит тут старчикъ, // имя ему Киприян; тот, ми-
ленкой, умилися на меня, видит он, что я печаленъ. А онъ, милен-
кой, по-руски знает: "Ну де, отче, не пѣчался; я-де тебе добуду
келью". Взявши нас да и пошол до Иросалимава1 монастыря.
Пришли на монастырь; вышел к нам игуменъ, спросил про меня у
толмоча2: "Умеет ли де3 по-гречески?" И толмачь сказалъ, что не
умеет. Такъ игуменъ молвил: "Откудова4 онъ и зачем ко мне
пришол5?" И толмачь сказал обо мне все порядом, откуда6 идетъ.
И игуменъ молвил: "Добро-де, готова-де у меня и7 келья". И
тотчас велел две кельи очистить, а сам сел да и велел дать вина церь-
ковнаго8. Ино нам не до питья: еще и не ели, весь день пробилися
то с турками, то з греками, а греки нам тошнее турок стали.
л. 43 об. Так нам игуменъ, поднесши вина, велел со всею рухледью //
приходить: "Я-де вам и корабль промышлю во Иеросалим". Мы же ему
покланихомся1: доброй человекъ - миленкой тот игуменъ!
Мы же шедши на пристань, где нашъ коикъ стоитъ с
рухледью, нанявши гомалов, сиречь работников, и пришли в монастырь,
да и сели в кельи. Слава Богу, бутто поотраднее! Игуменъ же
прислал к нам в келью кушанья и вина. Спаси ево Богъ, доброй
человекъ, не какъ патриархъ! Мы же, взявши2, тому толмочу3 дали за
работу ево два варта*. Онъ же, миленкой, накланялся, человекъ
небогатой; да тако ево и отпустили, а сами опочинули мало.
И нощъ преспавши, поутру в су боту Акафистову*, игумен нам
такъже4 прислал трапезу, и вина прислал, кандило и масло древя-
нова5 сулею - в ночь зажигать. У них обычай таков: по всем кель-
л. 44. ям во всю нощъ кандилы с маслом горят. Масло там дешево: //
фунтъ* две копейки. Потом стали к нам приходить греческия
старцы и греки. И1 сведали про нас руския неволники, и2 стали к нам в
монастырь приходить и роспрашивать, что водится на Москве.
А мы им все сказывали, что на Москве ведется и в руских городах3.
Потом мы стали выходить на улицу и с Царемградом4 опозновати-
ся5; такъ на улице мимо ходят неволницы, кланяются нам, ради ми-
ленкия. Потом вышли мы на пристань морскую; тут мы погуляли
да и пошли на монастырь6.
И в неделю шестую* прииде к нам в монастырь Киприян-стар-
чикъ, кой нас тут поставилъ, да и говорит нам: "Пошлите-де7,
погуляем по Царюграду, я-де вас повожу". Так мы ему ради да и
пошли. А когда мы вышли к Фенарским воротам* и к патриархо-
л. 44 об. ву // двору, тогда с нами стретился нашъ московской купецъ Васи-
лей Никитинъ. Мы же зело ему обрадовались: намъ про нево
сказали, что уехал. А он себе нам рад и удивляется: "Зачем-де вас