XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
363
русы да и пошли, и голени уже от насъ отстали, пошли назадъ къ
Стинкову-городу.
И на другой день пришли1 къ устью Ускому морю, что въ
Царьградъ поворачивают. И тутъ намъ вѣтръ противной былъ,
не пустилъ насъ въ Уское море. И стояли мы тутъ пятеры сутки:
вѣтръ былъ все противной. А на тѣхъ воротѣхъ стоятъ два
города турецкия для воинскова дѣла, зѣло ружъемъ запасны. Α гдѣ мы
стояли, и от тѣхъ мѣстъ до Афонския горы сто шездесятъ верстъ,
а до Царяграда сто сорокъ верстъ. Афонския горы2 от того места3
не видать, а солнце сядетъ, такъ она вся обнажится, а въ день не
знать ничего.
л. 71. Потомъ сталъ вѣтръ // заворачеватся намъ въ попутье, такъ
на всѣхъ корабляхъ подъняли парусы да и пошли. И прошедъ два
городка, а имя имъ Костели, да и стали: опять вѣтръ не нашъ
сталъ. Тутъ бола нашъ корабль на камень проломило, и едва зако-
напатели. И въ тѣ поры раизъ съ навклиром побранился. Навк-
лиръ говоритъ: "Пора якори кидать!" А раизъ говоритъ: "Еще
рано!" Да такъ-та въ томъ шуму на камень корабль и вдарился, чють
не пропалъ бола корабль, и съ людми. Да еще-та Богъ помило-
валъ, что тихонко потерся о камень.
И утре рано, подънявши парусы, пошли подъ Царьградъ. И на
другой день на вечеръ, после полденъ, пришли подъ Царьградъ, -
въ среду на четвертой недѣли Свѣтлова воскресения, въ самое
Преполовение, - и стали на якорѣхъ на Бѣломъ мори противъ
Царяграда, не дошедъ пристани версты з двѣ, гдѣ корабли приста-
ютъ. Потомъ къ нашему кораблю приѣхали изъ таможни турки и
стали на корабли товаровъ досматревать. Потомъ стали нашу рух-
ледь разбивать, такъ я имъ показалъ турецкова салтана лист, такъ
они и не стали разбивать. А начальной турчинъ въ честь у мене по-
прасилъ чотки иерусалимския, такъ я ему далъ, а крестъ съ нихъ
снялъ. Такъ онъ сталъ говорить: "А ставросъ-де на что снимаешъ?"
И я ему молвилъ: "Да басурманъ, молъ, не требуетъ ставроса".
Такъ онъ разсмѣялся да и молвилъ: "Е, папасъ, гайда-де, гайда,
поспѣшай-де! Вашъ-де корабль московъ бызырьянъ скоро ѣдетъ
къ Москвѣ, такъ де тебѣ съ ними хорошо, а инъдѣ уже
выбираются съ товарами въ Ениково-село". И я какъ услышалъ, что еще
наши московския купцы не уѣхали, такъ я зѣло обрадовался. Да
нанявши коикъ, да убравшися съ рухледью, да поклонившись раизу,
да и поѣхали на Фенаръ въ метоху Иерусалимскую. И приѣхали въ
метоху, игуменъ намъ радъ, сталъ здравствовать: "Здрава ли де
л. 71 об. васъ Богъ носилъ?" Мы же ему // грамотки подали от намѣстника,
а онъ намъ далъ кѣлью и хлѣба прислалъ и вина, всево доволна.