XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
362
Тексты
городъ въ койку и сталъ ево на берегу дожидатся. А когда онъ
приѣхалъ, и я сталъ у него листъ просить, и онъ у мене спросилъ:
"А колко-де васъ человѣкъ?" И я сказалъ, что четыре человѣка.
И онъ молвилъ мнѣ: "А то-де васъ двое толко, а ето-де двоя гре-
ченъ за сабою провозишъ". А я бола двухъ старцовъ рускихъ съ
собою изъ Иерусалима взялъ за тѣмъ же листомъ. А онъ, сабака,
разсмотрѣлъ, что они въ листѣ не написаны, да и сталъ просить
двенатцать талерей зъ двухъ человѣкъ.
Такъ я пошел до воеводы и сталъ бить челомъ, что, молъ, у
мене отнялъ паша горачной листъ салтанской. Такъ воевода по-
слалъ за нимъ, чтобъ онъ листъ принесъ, такъ онъ листъ при-
слалъ. И воевода листъ прочелъ да и велѣлъ мнѣ отдать: "Хоша
бы ихъ было дватцать человѣкъ, не токмо четыре, так де не
указано съ нихъ брать!" И турчинъ взялъ листъ у воеводы да и
прятать сталъ, и я събоку да и вырвалъ у него, да и спряталъ въ
пазуху. А когда мы от воеводы пошли, турчинъ насъ не отпускаетъ:
"Поидите-де до паши, онъ-де какъ хочетъ съ вами".
Такъ мы пошли и пришли передъ его. Такъ онъ сталъ просить
листа, и я ему не даю. "Инъде посадите ихъ въ тюрму!" Такъ я ему
сталъ говорить: "За что ты мене велишъ въ тюрму сажать?
Что моей вины?" И турчинъ молвилъ: "Дай-де з двухъ человѣкъ
л. 70 об. горачь!" Такъ я ему молвилъ: "И ты ихъ себѣ держи, // а мене
за что держишъ?" Такъ онъ велѣлъ тѣхъ двухъ посадить, а мене
отпустилъ.
Такъ я пошелъ опять до воеводы да сталъ бить челомъ на
пашу. Такъ воевода мнѣ сказалъ: "Что жъ де мнѣ съ воромъ
дѣлать? Я-де стану на нево въ Станбулъ писать, а себе-де очищать.
Ведь де ты и самъ видишъ, какъ я бранился съ нимъ. Прииди-де
завтре, и я-де дамъ тебѣ писмо на него къ салтану, и ты-де бей
челомъ на него. Да мнѣ-де что съ нимъ дѣлать?"
Такъ я от него пошелъ и пришелъ къ койку на пристань - анъ
каика нашего и корабля нѣту! Уже позно стало, такъ я въ городъ
и пошелъ, да у невольника рускова начевалъ. И поутру съ тѣмъ
невольникомъ пошелъ до митрополита. Такъ митрополитъ взялъ
у мене листъ да и пошелъ до воеводы. Такъ воевода послалъ съ
великою грозою къ паши. Такъ паши стало не лицо, и велѣлъ
тѣхъ старцовъ выпустить, да еще имъ далъ по пяти копѣекъ на
хлѣбъ, а самъ съ ними прощался.
Потомъ о полудни наши корабли пошли всѣ къ Царюграду, и
голени съ ними же. И на вечеръ вѣтру не стала, и пристали ко
острову Милитискому. И тотъ островъ зѣло великъ, и городов въ
немъ много. И тутъ мы стояли двои сутки. И потомъ поднявши па-