XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
356
Тексты
и уподчивалъ насъ. И тако от него изыдохомъ въ подворье
монастырское.
И по триехъ днѣхъ, въ среду на Сырной недѣли, якобы о полуд-
л. 66. ни, пришли четы//ре корабли египетский съ товарами. Потомъ,
пристав ко брегу, стали выгружать товары. Мы же пришедъ къ кораб-
леннику и поредили съ человѣка по талерю до Малова Египта, а по-
турецки Домять. А у турокъ въ тѣ поры прилунился боярань, сирѣчь
праздникъ, въ субботу на Сырной недѣли; и была у нихъ изъ пу-
шекъ стрѣльба. А празднуютъ турки свой праздникъ три недѣли.
Потомъ, въ воскресенья Сырное, въ заговяны, велѣлъ намъ
корабелыникъ на корабль рухледь носить. Мы же рухледь на
корабль привезохомъ и съ корабля поидохомъ во градъ погулять.
А корабленникъ не сказалъ намъ, что де: "Сегодня буду отпущат-
ся". А когда мы во градъ вошли, тогда насъ градской житель, лут-
чей человѣкъ, арапъ-христианинъ позвалъ къ себѣ на обѣдъ. Мы
же поидохомъ, а опасение у насъ было, чтобъ нашъ корабль не
ушолъ. Но господинъ, у кого мы обѣдаемъ, тотъ насъ окротил:
"Я-де вѣдаю, что де сегодне корабль не поидетъ" - такъ мы поос-
лабли. А трапеза была зѣло довольна, было рыбъ всякихъ разман-
тыхъ. И такову любовь намъ показалъ, что самъ съ братьеми у
трапезы служилъ, во всю трапезу все стоялъ.
А корабль въ тѣ поры почалъ отпущатся, а насъ нѣту. А мат-
розы по граду бѣгаютъ да насъ спрашиваютъ, а взять не вѣдаютъ
гдѣ. Потомъ матросамъ сказали гдѣ, и они, къ тому дому
пришедъ, про насъ спрашиваютъ. И рабы, пришедъ, господину гово-
рятъ, что де уже корабль отпустился. А мы языка не знаемъ, что
говорятъ. А господинъ перемогается, а намъ не скажетъ. Жаль
ему насъ, что корабль ушолъ, а хочется ему, чтобъ обѣдъ докон-
чали; а самъ велѣлъ поскоряе бъ ѣствы нѣсти, ѣства за ѣствомъ.
Такъ мы стали припазновать, что онъ сталъ скорбенъ. Такъ мы у
толмоча спросили: "Что, малъ, онъ господинъ печаленъ?" Такъ
толмачь сказалъ: "Вить де корабль вашъ ушелъ!" Такъ мы какъ
услышали, такъ въставъ изо стола да и побѣжали къ пристанни-
л. 66 об. щу морскому - анъ нашъ // корабль верстъ з десятъ ушолъ на
море, чють видит. А стала къ ночи. И мы толко руками розно.
А у пристани прилучились турки въ то время, и по насъ стали
тужить, да и стали съ кораблей кликать матросовъ съ сондалами.
Такъ тотъчасъ подъбѣжали греческия матросы; такъ мы ихъ
поредили нагнать корабль, дали талеръ съ двухъ человѣкъ. Толко
мы въ сандалъ сѣли - анъ тотъ господинъ, у кого мы обѣдали, и
прибѣжалъ на присталь, а мы уже отпущаемся, и спросилъ у
матросовъ: "Что-де поредилися извозу?" И они сказали, что талерь.