XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
353
И того же дни приидохомъ во Иопию, яко въ пятомъ часу дни,
и стахомъ въ мятохи Иерусалимской. И старецъ, попъ чорной, при-
нялъ насъ съ любовию и угости насъ трапезою обилъною.
А когда мы шли до пристани морской от Иерусалима, и намъ на
пути от арапъ зла не учинилася, - слава Богу святому, - потому
что арапъ-извощикъ насъ во всемъ очищалъ от нихъ, сабакъ,
тѣми денгами, что мы ему дали, по дватцети алтынъ съ человѣка.
л. 64. А когда гдѣ // найдемъ на дороги на разбойниковъ, они, что саба-
ки, лежат свернувши; какъ увидятъ насъ, такъ вскочатъ всѣ да
такъ и бросятся на насъ. А мы укажемъ на извощика: Έ, арапча,
кофаръ, молъ, за насъ дастъ пешкешь, сирѣчь подарунокъ", - такъ
они и пойдутъ ко извощику. А извощикъ уже имъ, сабакамъ, даетъ
иному грошъ, а иному кустъ табаку. Да такъ-та насъ Богъ помило-
валъ от нихъ, сабакъ. А извощикъ все шолъ позади насъ для раз-
бойниковъ-араповъ: какъ на нас нападутъ, такъ и укажемъ назадъ,
на извощика, такъ они къ нему и кинутся. А мы въ тѣ поры ну да
ну въпередъ по дороги. Да такъ-та Богъ и спасъ насъ от всѣхъ
бѣдъ. А за извозъ мы давали по два талеря на коня, а ходу полъта-
ра дни. А всякому человѣку по два коня: подъ себе лошедь, подъ
рухледь другая; а иныя и пѣши шли, толко подъ рухледь нанимали.
А когда мы пришли на присталь во Иопию, и въ тѣ поры на
пристани кораблей не было. Приходу не было для тово, что время
зимнея, такъ къ той пристани корабли не приходятъ. И негдѣ ко-
раблямъ ставится, нѣтъ пристани доброй, такъ тутъ зимою
корабли разбиваетъ вѣтромъ. И намъ бысть о томъ печално. Какъ
такъ, что кораблей нѣтъ? Что дѣлать? Стала наша дорога.
А градъ пустой, харчь зѣло убога - гладомъ бола померли, тутъ
живучи. А у турокъ, сабакъ, въ то время прилучился ихъ празд-
никъ турецкой. Мѣсяцъ цѣлой они постятся, такъ на бозарѣ не до-
будешъ никакой харчи. Α хлѣбъ уже вынесутъ на вечеръ, какъ
солнце станетъ садится, и тотъ весь разорвутъ турки. А иныя у
насъ иной день и не ѣдши были. Зѣло нужно было: нѣчимъ
поживится было, не добудешъ ни рыбы, ни яицъ - самая пустошъ.
А жили мы тутъ на пристани двѣ недѣли, а пущи намъ года
стала. Зѣло печально и уныливо было! Ужасъ толко: от моря стонъ
стоитъ, какъ море шумитъ да волънами разбивается. А хортуны
л. 64 об. страшныя были, великия! А от печали у насъ // то и забава была, что
бывало пойдемъ подле моря гулять. Такъ версту и другую прой-
дешъ, такъ бутто тоска-та малое число посволочетъ. Да и тутъ гу-
ляешъ, а назадъ оглядаешся, чтобы арапы-разбойники не набѣжали.
А когда мы пришли на пристань, такъ какъ попъ черной, кой
тута живетъ въ мятохи, на другой день възбесновался, такъ мы,
12. Хождение в Святую землю...