XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
351
вертепамъ живутъ босурманы. Прежде сего принашевалася Богу
жертва, а нынѣ богоматане; тогда постъ и молитва, слезы, а нынѣ
жертва диаволу тутъ приносится. Да ушто Богу такъ изволившу?
А все то за наши грѣхи такъ Богъ попустилъ босурманомъ
владѣть святыми мѣстами.
И тако мы смотрихомъ съ монастырской ограды въ юдоль
Плачевную: круто зѣло, утѣсомъ! И тутъ видѣхомъ араповъ:
тоскаются по юдоли Плачевной, а сами, подъшедше подъ ограду
монастырскую, кричатъ съ долу, просятъ хлѣба. И старцы Савина
монастыря со ограды кидаютъ имъ, что сабакамъ, помалу хлѣба.
Иной, кой напередъ подъхватитъ, да и побредетъ во юдоль
Плачевную; а иныя клечетѣютъ, гледятъ къверху, дожидаются, чтобъ
еще бросили. Такъ другому кинутъ, да и тот такъже побредетъ.
Да такъ-та старцы-та по вся дни съ ними мучатся. А за монастырь
вытить нелзя - ограбятъ; а съверху монастыря старцы не вѣлятъ
гледѣть на нихъ, сабакъ. И гулявши по монастырю, позваша насъ
за трапезу; и трапеза была доволна, и вина было много. И тутъ
Дарафей побрал по-прежнему, какъ и въ прежнихъ мѣстѣхъ, да и
на игумна бралъ по талерю съ человѣка. И тутъ мы начевахомъ;
и утре, на первомъ часу, поднесли по финжалу раки, да и пошли
изъ монастыря во Иерусалим.
И какъ мы вышли за ограду монастырскую, тутъ на другой
странѣ стоитъ столпъ каменной высокъ, а на немъ стоитъ затвор-
никъ весь наружи, на верху столпа, подъжемши руки, въ клабуку.
А греки ходили къ нему на поклонъ и прощенья просили от него. И
л. 63. я спросилъ тутъ старца: "Что, молъ, ето // за диво и святость?" Такъ
онъ разсмѣялся: Έτοτ-де столпникъ на часъ. Какъ-де богомолцы
сойдутъ съ монастыря, а ево-де за ними вѣтръ здуетъ далов". Мы
же подивилися тому столпнику да и пошли. Такия-та у грекъ столп-
ники-обманшики! А идохомъ ко Иерусалиму уже не юдолью, но
горами высокими; горы зѣло высоки. И отошли верстъ за десятъ,
стоитъ село арапское, а прежде сего бывало обитель Феодосиа Велика-
го. Нынѣ толко церковь одна, и въ той арапы коней запираютъ.
И приидохомъ во Иерусалиму и пребыхомъ до Введения
Пресвятыя Богородицы. И на праздникъ Введения Богородицы
звали всѣхъ богомолцовъ въ монастырь, а тотъ монастырь деви-
чей, живутъ старицы. И былъ в вечерни митрополитъ Птоломад-
ской, и обѣдню служилъ, и поучение чолъ. И послѣ обѣдни
посадили всѣхъ богомолцовъ въ полатѣ и давали всякому человѣку по
финжалу раки, по другомъ винца церковнаго, а брали съ человѣка
по червонному, по талерю, по полуталерю. И тако поидохомъ по
своимъ кѣльямъ. Потомъ на вечеръ стали намъ всѣм возвѣщать,