XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
349
овцы - великия стада; а ихъ, сабакъ, многое множество. А стали
на дороги, а ходъ мимо ихъ. А они наливаютъ воду въ корыты,
такъ дорогу у насъ заняли. А арапы дикия да и задрались съ
нашими провожатыми, арапами жъ. Чортъ на чорта нашолъ! А мы нут-
ка бѣжать все юдолью, а наши арапы съ ними дратся. Да битва у
нихъ великая была: имъ бола хотѣлась насъ грабить, а тѣ не да-
ютъ. А проводники наши на конехъ кругъ нашева корована бѣга-
ютъ да кричать намъ, чтобъ бѣжали. А мы бѣгли да и ротъ
разинули. Охъ, дорошка, дала ума знать! А сами таки махаютъ, что
бѣгите. Естьли бы етимъ арапомъ попались, то бы прощай: не
л. 61 об. токмо бы пограбили, всѣхъ бы тутъ побили, // для тово что дичь,
кочевыя, а не селския. Когда мы ко Иерусалиму шли, такъ тутъ
насъ грабили сельския; они толко грабятъ, а не убиваютъ.
И тако мы бѣжали версты с три безъ памяти, другъ друга
топтали; кто силенъ, тотъ напередъ и ушолъ. А все юдолью бѣжали
да набѣжали на их кочевье. Тутъ у нихъ стоятъ полатки, и жоны, и
дѣти ихъ тутъ, да и козлята молодыя, овечки малыя. И когда насъ
увидѣли арапския жоны, рабята, подняли крикъ, вопль, выскочили
исъ полатокъ нагия, черны, толко зубы блещатъ. Тутъ мы пущи
тово испугалися; а вопль намъ ихъ показался, кажется, до небесъ.
Тутъ мы еще бѣжали с версту. Едва отдохнули, такъ набѣжали на
насъ проводники наши и сказали намъ: "Не бойтесь-де теперьво".
И тако мы взыдохомъ на гору высоко, толко в полъгоры, и
мало поидохомъ, и увидихомъ монастырь Саввы Освященнаго -
и обрадовахомся зѣло. И пришли къ монастырскимъ воротамъ,
слезли съ коней. А у вратъ стоятъ арапы, не пропущаютъ сабаки,
берут со всякова человѣка по пяти паръ да и пустятъ въ
монастырь. И тако мы внидохомъ въ лавру Святаго Саввы
Освященнаго. Зѣло предивенъ монастырь, у насъ такова подобиемъ и удиви-
телствомъ въ Руси не сыщешъ. Хитро сильно стоитъ, съ
полугоры стѣны ведены круто зѣло. А въ томъ монастырѣ въ лаврѣ
Святаго Саввы храмъ болшой Преображения Господня: зѣло
предивенъ, писмо все стѣнное; и иныя церкви есть многия малыя.
Тутъ же въ монастыри мы видѣли кѣлью святаго Саввы, гдѣ онъ
самъ труждался: вытесена въ горѣ какъ мощно человѣку сѣсти, а
стоять нелзя. Прежде сего, сказовали, выхаживало миро, а нынѣ
нѣтъ. А стоитъ тотъ монастырь на краю юдоли Плачевной,
которая пошла въ Содомское море. А итти тою юдолью Плачевнаю до
Содомскаго моря от Савина монастыря съ полдня, сказоваютъ;
какъ посмотришъ съ монастыря къ Содомскому морю, кажется,
версты двѣ, да межи горъ куликовато юдолью. А подойтить къ
тому морю нелзя, чтобъ его блиско посмотрѣть, от арапъ, да и не