XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
320
Тексты
И того дни доидохомъ до села Еммауса, гдѣ Христосъ явился
Луцѣ и Клеопѣ. И тутъ мы стали начеватъ, а сами згорѣли от
жару. День весь со арапами бились, что съ сабаками, а бѣгали, что от
бѣсовъ, - и такъ угорѣли. А день былъ жаркой, пить хочетца, а
воды-та нѣтъ нигдѣ на пути, мѣсто безводное. И, пошедши, тутъ
въ прудѣ у араповъ купили на грошъ воды, такъ напились да
опочили. Немного повалялись, будъто поотъраднило. Слава Богу-
свѣту!
Ну-сто, смотри же, не та бѣда инъ другая! Извощикъ нашъ
арапъ сталъ у мене просить денегъ: "Дай-де пара! Чѣмъ вельбуда
кормить?" И я, выневши, далъ ему гривну, а онъ мене и сталъ
бранить по-турецки: "Мало, дай-де еще!" Да поднявши камень, да ко
мнѣ суется, а я, су, такъже противу его подънялъ. Такъ онъ,
окаянной, разсвирепѣлъ, поднявши камень да суется въ зубы ко мнѣ.
И, видѣ нашъ крикъ, греки пришли къ намъ да стали
разговаривать: "Деспота, дай-де ему, сабаки, еще!" Я, су, выневши гривну да
еще ему далъ, и онъ, окаянной, зубы скрегчетъ, ходячи. Ему челъ,
я грекъ; греки сказали ему, что: "Папасъ московъ, у него-де фер-
манъ патыша турча" - такъ онъ посмирняя сталъ баить.
Село Евмаусъ стоить подъ горою. Церковь христианская зѣло
была хороша, а нынѣ турки коней запираютъ. Церковь та
поставлена на томъ мѣстѣ, гдѣ Христосъ Луцѣ и Клеопѣ познася въ
преломлении хлѣба. И на томъ мѣстѣ та церковь стоитъ; зѣло узо-
рично была, еще построенья царя Константина. А когда мы стали
начевать у села Евмауса, тогда лиша ужасъ по табарамъ да стонъ
стоит: иной безъ глаза, а у иного голова проломлена, иной безъ
руки, иной безъ ноги; бабы-та плачютъ. Иной сказываетъ: "У мене
пятьдесятъ талерей отняли"; иной скажетъ - "дватцать"; иной -
"тритцать"; у иного одежду отняли, у иного книги. У чернаго попа,
шолъ изъ Царяграда, такъ у него, сказываетъ, пятьсотъ талерей
л. 44. отняли; ходитъ милинкой что чорная земля от печа//ли. Плачь да
крикъ стоитъ по таборамъ. Ужасъ, пощади, Господи!
Утре рано поидохомъ на первомъ часу изъ села Евмауса, а
поднимались бораною. Какъ арапамъ не грабитъ?! Отнюдь другъ
друга не ждутъ: какъ кто сѣлъ, и пошолъ, да и все тут! Мене
бъютъ, а другой мимо пошолъ; а того стали бить, такъ я мимо
пошолъ. Да такъ-та всѣхъ и переберутъ по одному человѣку. По-
томъ мы поидохомъ изъ села Евмауса, тогда на насъ опять арапы
напали и почали грабить и бить по-прежнему. Всего от
Иерусалима верстъ с пять, а насилу от нихъ, сабакъ, выбились. И я таки за
прежней промыслъ да такъже: "Боже, помози за молитвъ отца
нашего Спиридона!" Такъ такъ-та меня, грѣшнаго, Богъ и спасъ