XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
318
Тексты
Да тутъ же недалеко от Ромли градъ Лида, гдѣ Георгиа свята-
го тѣло положено; а та Лида от Ромли версты с три. Α нынѣ мѣсто
то разорено все, и церковь мученикова вся разорена. Зѣло узори-
чиста была, а нынѣ толко олтарныя стѣны стоятъ. Α гдѣ гробъ
его былъ, на томъ мѣстѣ могила землею осыпана. А мощи его
нынѣ гдѣ, про то Богъ вѣсть, никто не вѣдаетъ про нихъ.
Да видѣли жъ мы въ томъ же Ромлѣ въ церкви, какъ христи-
анския арапския робята говорятъ въ службѣ зѣло глумно, а намъ
необычно. Когда начнетъ одинъ говоритъ "Блаженъ мужъ", а
другой отпяхнувъ тово да второй псаломъ станетъ говорить, да
что псаломъ - то канархъ, а стихиры такъже всѣ по стиху сказо-
л. 42 об. ваютъ. А во всякова ребенка за // пазухою носитъ и Псалтырь, и
Октаи малинкия. А когда они станутъ говорить, такъ другъ перед
другомъ възахватъ межу себя: кой силняя, тотъ болши говоритъ.
А учатся у нихъ не по-нашему: съ утра до полденъ учитъ Чесов-
никъ или Псалтырь, а съ полденъ до вечера - стихѣры во Октаи,
въ Минѣи того дня прилучившагося да и сказывать въ церкви.
Таковы тщателны! А прежде учатся арапскимъ языкомъ грамотѣ,
потомъ греческимъ. Греческую грамоту добрѣ умѣютъ и поютъ,
а языка простаго не знаютъ и разума книжнаго, не разберутъ гре-
ческихъ книгъ.
И стояхомъ мы въ Ромли полъчетверты недѣли. Потом паша
прислалъ ко всѣмъ богомолцамъ, чтобъ были готовы итить во
Иерусалимъ. А на другой день рано, часа за три до свѣта,
пригнали арапы велбудовъ, кони, ишаки малыя и стали класть рухледь
на кони, подъ всякова человѣка по два коня. И была задуха
великая, едва выбрались въ полѣ: улицы всѣ наполнены были,
пройти нелзя было. И выбрались на поле часу въ пятомъ дни. И
сбирались тутъ всѣхъ вѣръ. И паша самъ выѣхалъ за городъ нас
провожать.
И какъ выбрались всѣ въ полѣ, ноября въ 28 дни въ шестомъ
часу дни мы помолившеся Господу Богу и Пресвятѣй его
Богоматери и поидохомъ изъ Ромли ко святому граду Иерусалиму всѣмъ
корованомъ, было человѣкъ тысящи полтары разных вѣръ.
Потомъ арапы стали насъ бить, грабить. Асыплютъ, что
пчелы, рвутъ за ризы, трясутъ далой, съ лошади волокутъ: "Дай
пара!" Абушкамъ межи крылъ, дубиною иной въ груди суетъ: "Дай
пара!" Дать - бѣда, а не дать - другая. Толко кто кошелекъ вы-
нел, анъ другой съ стороны и вырвалъ совсѣмъ. А не дать, такъ
бъютъ. А станешъ давать, такъ со одново мѣста четверть часа не
пустятъ, что от сабакъ не отобъешся. Посмотришъ: вездѣ стоитъ
крикъ да стонъ, бъютъ, грабятъ; иной плачетъ - убитъ, иной пла-