XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
317
Когда мы жили въ Ромли, слышатъ арапы-разбойники, что мы
живемъ въ Ромли, а во Иерусалимъ нейдемъ, а они насъ на
дороги межъ горъ засѣли да ждутъ. Такъ они видятъ, что мы нейдемъ,
такъ тѣ разбойники здумавши да и ударили на градъ среди самаго
дня въ полъдни, человѣкъ с двѣсгаѣ2 конницы. И прибѣгши на
самой бозаръ въ ряды да и почали грабить, кто ни попался. А бого-
молцы, видя такую бѣду, да въ монастырехъ и заперлись. А орапы
и почали по улицы рыскать на конехъ съ копьями. Мы же
взлѣзши на верхъ и смотрихомъ, что будетъ. И учинился бой
великой у3 разбойниковъ съ градскими людми, со арапами же да съ
турки; и граждане прогнали ихъ въ полѣ далече. Разбились съ
ними близъ часа, толко Богъ помиловалъ: со обоих сторонъ урону
не было,, толко ранились межъ себя. А они бола, сабаки, за тѣмъ
и приѣхали, что насъ бола разбить: вѣдаютъ, что идемъ съ
казною болшою. Какъ бы ночи, такъ бы всѣхъ разбили; а оплошна
силъно жили. Етакое бѣдство от сабакъ-араповъ толъко съ ними!
И на третей день послѣ побоища приѣхалъ къ намъ въ Ромель
паша съ войскомъ: все конница; а служивыя были всѣ болгары,
л. 42. христианския дѣти, да турокъ нуждою потурчил; // а людъ зѣло
крупенъ да и храбры. Бывало къ намъ приходятъ въ монастырь да
говорятъ съ нами. Съ болгары богомолцы привѣтливы сил но: хо-
ша босурманы, а таки искра-та христианская-та есть. И, приѣхав-
ши, паша на третей день выкинулъ на бозаръ двухъ араповъ-пере-
водчиковъ удавленыхъ. А въ день люди ходятъ да на них камень-
емъ бросаютъ - да и закидали ихъ каменьемъ. И мы спрашивали:
"Что, молъ, ето за люди?" Такъ намъ сказали: "Были-де толмачи
папежския, а жители-де ромелския, да много-де от нихъ смуты
было у паши со арапами. Когда съ пашею, тогда всѣ на араповъ вину
говорятъ; а когда приѣдутъ ко арапомъ, такъ на пашу наговарива-
ютъ. И от тово двоязычество бѣдство бывало великое. А когда
паша пришолъ въ Ромель и свѣдалъ ихъ двоязычество, тогда вскорѣ
велѣлъ ихъ удавитъ - такъ помалу мятежъ сталъ переставать".
А паша писалъ къ турецкому своему салтану на воеводу иеру-
салимскова, что воевода сложился со арапами да ево въ городъ не
пустилъ. А воевода писалъ на пашу, что паша араповъ напрасно
казнить: "Такъ-де стал бунтъ великой, хотѣли-де градъ разорить.
И я-де видя арапъ множество, - приѣхали дичь изъ пустыней, -
и сталъ-де имъ снаравливать: а ихъ-де множество, а насъ-де малое
число. И ты-де пришли иного пашу, такъ-де и мятежъ переста-
нетъ". И такъ царь разнялъ у нихъ вражду: холѣпскова послалъ
пашу во Иерусалимъ, а иерусалимскова - въ Халѣпъ. Потомъ
мятежъ помалу сталъ утихать.