XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
316
Тексты
каменныя, дивныя, что городы; а греческое не таково - да у грекъ
и все хуже еретиковъ! Они, злодѣи, богати, такъ лучшая мѣста у
турка откупили; а грекомъ все худое дано, для того что греки ос-
кудали и вѣрою, и имѣниемъ.
А когда мы жили въ Ромли, видѣли свадбы арапския, зѣло
странныя. Недѣлю цѣлую женихъ съ невѣстою ходитъ по начамъ
по улицамъ, по рядамъ многолюдно со свѣчами, со смолою, на
желѣзныхъ козахъ носятъ* - градъ весь освѣтятъ. А за женихомъ
и передъ женихомъ множество народа мужеска пола и женска
кричать, верещать. А ходятъ по всѣмъ улицамъ. Гдѣ приидутъ къ
болшой улицы, и остановятся. Да одинъ кой-та калдунъ вышедъ
наперед и станетъ приговаривать, а за нимъ, помѣшкавъ мало,
да весь народъ закричитъ: "Хананея!" Да тамъ пойдутъ во иную
улицу, до полунощи такъ таскаются; а что у нихъ "хананея" - шай-
танъ ихъ знаетъ. Да и христианския у нихъ свадбы такъже тѣмъ
же обычаемъ.
А когда мы стояли въ Рамли за орапами, тогда намъ
намѣстникъ присыловалъ грамотки утѣшныя, чтобъ богомолцы
не печаловались. А принашевалъ намъ грамотки чернецъ, родомъ
арапъ. А прихаживалъ онъ мудро, надѣв желѣзы святаго Георгиа,
въ которыхъ онъ мученъ. Такъ арапы Георгиа боятся да того че-
ловѣка не трогаютъ, а желѣзы цѣлуютъ, а тому человѣку даютъ
хлѣбъ и овощь.
И тутъ намъ живучи скорбно было силъно: Иерусалимъ близ-
л. 41 об. ко, а арапы, сабаки, не пропустятъ; толко за горами // не видать
Иерусалима. Увы да горе! А иныя помышляли и назадъ итить.
Скол ко бѣ детва было на сухѣ и на мори! На сухѣ было борение съ
мразами сильными, съ водами, дождями, съ грязми, съ лихими
переправами; страхи были от варваръ; от турецкихъ разбойникъ,
франковъ бѣгали. А тутъ пришли подъ Иерусалимъ да назадъ ит-
ти? Увы да горе! А сами помышляемъ: "Владыко-человѣколюб-
че! Почто ты, свѣтъ нашъ, не допустишъ насъ видѣти своего
святаго града Иерусалима и живоноснаго твоего гроба лобзати?"
А сами думаемъ: "Ушто, молъ, не допустятъ насъ грѣхи наши
тяжкия?" А сами от тяжкаго воздыхания и хлѣба лишились. И
видя насъ, скорбныхъ, того же града Ромли греческой вѣры подъя-
чей-арап, и позва насъ всѣхъ, грекъ, къ себѣ въ гости хлѣба ѣсть.
Учреди намъ трапезу пространну и удоволи насъ всячиною, браш-
номъ и питиемъ, доволъно. А насъ, гостей, было человѣкъ
двѣстѣ. И ласковами1 насъ словами уговаривал: "Не печалтеся,
Господа ради, вотъ де уже скоро пойдете во Иерусалимъ; мнѣ-де
есть вѣдомость, что скоро будетъ со арапами миръ".