XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
313
Прислал по насъ бѣй-турченинъ, кой тутъ началъникъ, онъ зби-
раетъ на турка дань. Мы же приидохомъ къ нему въ полату. Онъ
же вопроси насъ: "Что за люди? Откуда пришли? Давайте-де го-
рачь!" Мы же сказалися ему, что мы люди московския: "Мы,
молъ, тебѣ горачю не дадимъ". - "Для чево-де не дадите?" И мы
л. 39 об. сказали, что у насъ есть // ферманъ салтанской, да и подали ему
листъ салтана турецкаго. Онъ же сталъ чести, а сами межъ себя,
сидя, другъ на друга взглядоваются да головами кочаютъ. И, про-
четши листъ, спросилъ у мене: "Бакъ, попасъ, московской-де царь
бъется ли съ нашимъ царемъ турскимъ?" И я ему сказалъ, что у
нашего царя московскаго съ турецкимъ миръ, брани нѣт. И онъ
турчинъ молвилъ мнѣ: "Бакъ, попасъ, смотри-де". И я на него
гляжу. Такъ онъ, подънявши, листъ царской поцѣловалъ, на главу
положилъ, потомъ къ челу приложилъ, а самъ мнѣ молвилъ:
"Вотъ такъ-де мы царской указъ почитаемъ. Все-де тебѣ противъ
указу здѣлаемъ. Поидите-де топерво въ метоху, по времени-де
тебѣ подводы дадимъ и отпущу-де тебе во Иерусалимъ".
Такъ я и пошолъ, чтобъ подводы далъ и проводниковъ. И бѣй
мнѣ сказалъ: "Не отпущю-де я тебе, нелзя-де тебѣ итти во
Иерусалимъ, тамъ-де за мене топерва великой разбой-де стоитъ на
дороги". А въ тѣ поры во Иерусалимѣ паша турецкой казнилъ
араповъ, воровъ и бунтувшиковъ. Лутчихъ араповъ паша
казнилъ, да головы ихъ на колья поткнулъ, да и поставилъ надъ
градскими воротами. Такъ за то арапы возмялися да и писали во
всѣ вѣси арапския, чтобъ съѣжжались ко Иерусалиму; такъ
потому арапы-дичь изъ пустыней, изъ Египта, от Синайской горы
съѣхалися. А паша въ тѣ поры въ Иерусалимѣ не былъ, онъ
ѣздилъ за разбойниками, имать ихъ. А воевода согласился со
арапами, да и пустилъ ихъ въ городъ, да заперся съ ними. А иныя
поѣхали за пашею; лазятъ, такъ паша съ ними билъся, что съ са-
баками. А въ городъ ево, во Иерусалимъ, арапы не пустили; такъ
онъ ѣздилъ да улусы арапския разорялъ, а ихъ ималъ. Такъ ара-
пы-та насъ не пропустили, всѣ сабаки пути залегли. Да такъ-та
паша-та съ ними билъся недѣль с семь, а мы все тутъ сидѣли.
Грусно было сильно.
Градъ Иопия стоитъ убогая самая, толко славенъ приходомъ
Иерусалимскимъ, что тутъ присталь. Изъ Иерусалима везутъ мы-
л. 40. ла, бумагу хлопчатую, а изъ // Египта приходитъ пшеница, пшено
сорочинское, да во Иерусалимъ везутъ. А изъ Иерусалима
всячину, дрова, товаръ - все велбудами да ишаками малыми возятъ, что
ослята называются, все въюками. Тамъ нѣтъ да нелзя тѣлѣгами:
горы непроходимыя и высокия.