XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
306
Тексты
юмручники досматривать, и я показалъ указъ солтанской, они и
смотрить не стали. Такъ насъ арапы повѣли до метохи, сирѣчь
до монастырскова подворья. И привели насъ не въ тое метоху,
во Александрийскую, а мы не знаемъ. Подали игумну грамотку,
игуменъ намъ сказалъ: "Не ко мнѣ-де грамотка, но ко
иерусалимскому игумну". Такъ мы пошли искать, повелъ насъ гречинъ.
Пришли въ метоху - анъ игумна нѣтъ. Все бѣда! Мы тутъ ево
ждемъ - анъ ему тамъ, на бозарѣ, про насъ сказали, такъ онъ
нанявши арапов подъ нашу рухледь да и принесъ въ метоху, а мы
толко смотримъ. Мы же игумну поклонились, игуменъ нашъ намъ
радъ. Я жъ ему подалъ грамотку; онъ же прочелъ да и сказалъ:
"Добро-де, все, что писано въ грамоткѣ, я-де вамъ здѣлаю". И ус-
лышалъ, что онъ трошки по-руски натяковаетъ, и я зѣло
обрадовался. Слава Богу, что хошъ маленко языка рускова знаетъ! По-
томъ намъ молвилъ: "Не печалътесь-де" - да насъ и сталъ
хлѣбомъ кормить, да потомъ далъ по рюмки вина церковнаго.
Такъ намъ поотраднѣло, мрак-атъ сталъ сходить. Доброй че-
л. 35 об. ловѣкъ, миленкой былъ етотъ игуменъ; грѣх // ево добродѣтель
забыть! Бывала, безъ мене пяди не пойдет гулять ли на бозаръ;
взявши за руку меня да и пойдетъ. "Добро-де, не печался, я-де
тобою уже буду радѣть, во Иерусалим я-де тебѣ корабль дабуду.
Да не пѣчалься, дѣло-де твое все будетъ у мене здѣлано".
Такая была ужасть от араповъ, боимся зъ двора сойтить.
Страшны, ходятъ наги; дѣвушки лѣтъ по 12, по 15 ходятъ нагия -
такъ какъ не ужасъ?! А какъ уже присмотрѣлись, такъ и съ ними
нѣтъ ничево. Все сперва, всякое дѣло съ приступу лиха, а потомъ
оборкаешся, такъ и знакомо станетъ. А когда мы пришли въ
Палѣевшину, такъ намъ тѣ казаки бѣси казались. А какъ пришли
въ Турки, такъ и ума не стала: "Вотъ, молъ, су, то-та бѣси-та!"
А когда съ турками опознались, бутто руския стали. А когда
пришли во Египетъ, такъ мы смотримъ на араповъ да межъ себе го-
воримъ: "Вотъ, молъ, су, то-та прямыя-та бѣси!" А хошь и
опознались, а таки что от бѣсовъ опасалися. Етѣ люди не разнились съ
бѣсами и нравами, и поступками, и видѣнием, и лихостию. И слава
про нихъ лежитъ во всю вселенную, что они люди добрыя, стоятъ
хорошихъ бѣсовъ!
И стали мы тамо въ Рахитѣ жить, а со арапами осматреватся,
и по Нилу-рѣки гулять. Нилъ-рѣка будетъ съ Волгу шириною,
а бѣжитъ быстра и мутна. А воды пить нелзя ни по коему образу,
а такъ наливаютъ въ сосуды да миндалъная ядра кладутъ, такъ
она отстоится и хороша станетъ. Α Нилъ-рѣка три мѣсяца мутна
бывает, потомъ исчищатся станетъ. Въ Великой Ефиопии, когда у