XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
293
л. 28 об. бываетъ мѣсяцу первое число, то все ходитъ попъ со святою //
водою по домамъ, по кельямъ да кропить1, да цвѣты по окнамъ
тычешь2: малодушны греки ектемъ къ цвѣтамъ, и турки какъ
есть малые младенцы!
О церковномъ пѣнии и уставѣ греческомъ, како поютъ, и ка-
ко говорятъ, и какъ въ церкви стоятъ, и каково сами крестятся, и
како крестятъ младенцевъ, и всякая поступка внѣшняя и
духовная. Началѣ церковнаго пѣния греки когда приидутъ въ церковь,
такъ они шапокъ не снимаютъ. Станут3 въ стойлѣ лицомъ не ко
иконамъ, но на сторону, къ стѣнѣ, противно другъ ко другу ли-
цемъ, да такъ и молятся - не на иконы, но на стѣны, другъ ко
другу. И такъ во всю литоргию стоятъ въ шапки; толко соиметъ, как
съ переносомъ выдутъ да кенаничное "Аллилуиа" пропоют, да и
то тафей не скидаютъ. А крестятся странно: руку на чело възмох-
нетъ, а до чела далѣ не донесетъ да и опуститъ къ земли; отнюдъ
не увидишъ, кто бъ изъ грекъ на плеча доносилъ. А духовной
чинъ у грекъ хуже простова народу крестятся, - страмно силно,
какъ войдешъ въ церковь, - а рукою мохаетъ, а самъ то на ту
страну, то на другую озирается, что коза. А царскихъ вратъ у нихъ
ни попъ, ни диаконъ ни отворяетъ, ни затворяетъ, но простолю-
динъ, мужикъ или рабенокъ. А на городахъ мы видѣли, такъ и
бабы отворяютъ и затворяютъ врата царския, и во олтарь бабы
ходятъ и кандила раздуваютъ.
А когда попъ ектенью въ церкви говоритъ, то греки "Господи,
помилуй!" по клиросамъ не поютъ, но просто, гдѣ кто стоитъ,
тутъ тотъ и ворчитъ: "Киръ, иелейсонъ!" А попъ ектению прого-
воря да и скинетъ потрахиль. А Евангелие попъ чтетъ, оборотясь
на западъ, во олтари, стоя у вратъ, держитъ на рукахъ. "Слава
тебѣ, Господи!" по клиросомъ не поютъ, такъже всякъ, стоя, вар-
читъ: "Доксаси, кирие, дискоси!" "Блажен мужъ" не поютъ,
просто говорятъ; "Господи воззвахъ" поютъ. А стихиры и каноны все
по клиросамъ сказываюсь; хошъ один на клиросѣ, все поетъ:
и стихиры, и каноны - самъ и конарх, и певецъ. "Иже херувимы",
гдѣ на клиросѣ коемъ кто захотѣлъ, тотъ и запѣлъ. На исходѣ у
грекъ ничево не поют: ни "Достойна", ни догматовъ - все по
клиросамъ. "Свѣте тихий" не поютъ, говорятъ говоркомъ. Проки-
менъ по клиросамъ такъже не поютъ, но чтецъ говоркомъ
проговорить.
л. 29. Греки къ нищимъ въ церквахъ податливы; на нищихъ у нихъ //
зборъ особой въ церкви живетъ, да и человѣкъ у денегъ пристав-
ленъ. Какъ поидутъ нищия въ церковь, такъ той, кой пристав-
ленъ, даетъ по аспрѣ, по двѣ на человѣка. А патриархъ греческой