XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
291
Великой постъ?" И я сказалъ, что у насъ добрыя люди въ Великой
постъ толко дважды ядятъ рыбу: на Благовѣщение Пресвятыя
Богородицы да въ Вербное воскресение. А дураку законъ не
писанъ: волъно, кому хоша, мяса ѣсть. И игуменъ молвилъ:
"Для чево-де у васъ на Москвѣ въ среду и въ патокъ рыбу ядятъ?"
И я сказалъ ему, что у насъ доброй человѣкъ да постоянной - тотъ
отнюдъ въ среду и въ пятокъ рыбу не ѣстъ. У грекъ толко ета
л. 27 об. добродѣтель // матается, что въ Великой постъ рыбы не ядятъ,
а что табакъ-то и въ Великую пятницу изъ рота не выходить, и
всякую гадину ядятъ сия вся.
Въ Царѣградѣ въ Вербное воскресение церковь всю
выстилали масличнымъ вѣтвиемъ и монастырь весь; и на заутрени съ
тѣми же масличными вѣтми стояли. Послѣ литургии игуменъ
звалъ мене опять къ себѣ обѣдать, и грекъ было много. Тутъ
послѣ обѣда греки всѣ смотрѣли нашъ указъ, государевъ листъ, и
рѣчи кое-какия были про турка.
Въ Царѣградѣ под Свѣтлое воскресение стояли мы въ мона-
стырѣ Иерусалимскомъ въ церкви въ заутрени. Въ вечеръ въ
субботу противъ Свѣтлаго воскресения, въ часъ ночи, собрались въ
церковь греки да по мѣстомъ и сѣли. Потомъ стали чести Дѣяние
апостолское по переменамъ. И когда прочли Дѣяние, тогда
начали полуношницу пѣть, а на полуношницы канонъ пѣли со ирмо-
сомъ на шесть. Пропѣвъ полуношницу да сѣли. Потомъ игуменъ
взявъ свѣщи да и пошолъ грекомъ раздавать, а за нимъ старецъ
носитъ блюдо. И греки игумну давали за свѣчи иной червонной,
иной талеръ, иной орлянку, послѣдней тюлть дастъ; а кои убогия,
тѣ со своими свѣчами приходили. И, раздавъ свѣчи, подъняли
иконы такъ же, что у насъ, вышли вонъ изъ церкви да и пошли кругъ
церкви. И, пришедъ къ церковнымъ дверемъ, пѣли "Христосъ
воскресе".
Потомъ вошли въ церковь, начали пѣть канонъ Пасцѣ. А
канонъ по крилосамъ канархистъ сказовалъ, а канонъ пѣли на
шесть съ ирмосомъ, а послѣ единожды покрывали. Потомъ пѣли
стихиры Пасцѣ; по стихирамъ вышелъ игуменъ со крестомъ, ди-
аконъ со Евангелиемъ, да "Праздникъ Воскресения" была икона,
а четвертой человѣкъ держалъ блюдо на денги. Потомъ пошли
греки ко иконамъ и стали цѣловатся со игумномъ; а за цѣлова-
нья игумну на блюдо клали кой червонной, иной талерь, иной
тюлть, а иной паръ пять и шесть, послѣдней пару - не по
нашему, чтобъ яйца красныя давать. По цѣловании начали пѣть
литоргию, а на обѣдни чли Евангелие. Игуменъ стоялъ во олта-
ри во вратѣхъ царскихъ, а то по всей церкви стояли попы со
10*