XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
283
Въ Царѣградѣ турецкихъ мечетов, сказываютъ, восемъ ты-
сящь. А таковы въ Царѣградѣ мечеты - неможно описать, зѣло
предивны; уже такихъ дивъ по вселѣннѣй не сыщешъ! У насъ на
Москвѣ невозможно такова единаго мечета здѣлать, для тово
л. 23. что // такихъ узоричистыхъ каменей не сыщешъ. А церквей хри-
стианскихъ въ Царѣградѣ, сказываютъ, немного, тритцать добро
бы и было. Воровства въ Царѣградѣ и мошенничества отнюдъ
не слыхать: тамъ за малое воровство повѣсить. Да и пъяныхъ
турки не любятъ, а сами вина не пъютъ, толко воду, да кагве -
черную воду грѣтую, да солоткой щербетъ; изюмъ мочатъ да
пъютъ. Въ Царѣградѣ рядовъ зѣло много, будетъ передъ москов-
скимъ вътроя, и по улицамъ вездѣ ряды. А товаромъ Царьградъ
гораздо товарнѣя Москвы, всякихъ товаровъ въпятеро передъ
московским. А гостиныхъ дворовъ въ Царѣградѣ седмъдесятъ. А въ
мечетах турецкихъ все столпы аспидныя да мраморныя, и воды
приведены со многими шурупами хитро очень. А когда турки
идутъ въ мечетъ молится, тогда приидутъ всякой къ шюрупу да и
умываютъся: и руки, и ноги - да и пойдетъ въ мечетъ. Пятью
турки молятся въ сутки, а колаколъ у нихъ нѣтъ, но влѣзши на
столбъ да кричитъ, что бѣшеной, созываетъ на молбище бѣсов-
ское. А въ мечетахъ турецкихъ нѣтъ ничево, толко кандила съ
масломъ горятъ.
Станбулъ - мощно ево назвать златымъ градомъ, не
погрѣшишъ. Строенья тамъ зѣло дораго, каменное и древянное.
Дрова въ Царѣградѣ неболшимъ чемъ дорожа московскова:
десять пудъ гривна. Въ Царѣградѣ сады въ Великой постъ на
первыхъ недѣляхъ оцвѣтаютъ; овощь всякой къ Свѣтлому
воскресенью поспѣваетъ: бобъ, свекла, ретка, и всякой огородной
овощь, и всякия цвѣты - пионъ съ товарищи. Турки до цвѣтовъ
зѣло охочи: у нихъ ряды особыя съ цвѣтами; а когда пойдешъ по
Царюграду, то вездѣ по окнамъ въ буквахъ цвѣты стоятъ. По Ца-
рюграду и за Царемъградомъ вездѣ древа кипарисовыя растутъ.
По Царюграду когда пойдешъ гулять - ненасытной градъ, чтобы
присматрился: тутъ хорошо, а инде и лутши. Паче же у нихъ у ме-
четовъ забудешся: все на нихъ смотрѣлъ бы да окола ихъ гулялъ.
Да древа такия болшия съ плодомъ, у насъ такихъ въ дикомъ
лѣсу не сыщешъ величиною. Горлицъ въ Царѣградѣ веема
много; радостно очень, какъ они на зари курлукуютъ; соловъи
плошая нашихъ.
Хлѣбъ въ Царѣградѣ дешевля московскова. Квасовъ и меду
въ Царѣградѣ нѣтъ; ни пива тамъ, ни солоду не знаютъ растить.
Турки пъютъ воду, а греки вино, и то тихонко от турокъ. Въ