XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
282
Тексты
янычары: кто задерется или пьянаго увидятъ - то всѣхъ имаютъ
да на караулъ сводятъ. Въ Царѣградѣ по вся ночи турчаня ходятъ
и ѣздятъ съ янычеры и съ полковники по всѣмъ улицамъ съ
фонарями, и ѣздятъ-смотрятъ худыхъ людей, то и знакъ будетъ:
срѣтится съ фонаремъ - то доброй человѣкъ, а безъ фонаря - то
худой человѣкъ, потому поимавъ да и отведутъ на караулъ.
Въ Царѣградѣ царской дворъ въ Византии стоитъ внутрь
града; а Византия подобенъ нашему Кремлю, толко башни наши луч-
ши. Строенья полаты царския зѣло узорично; дворъ царской весь
въ садахъ, да кипарисовыя древа растутъ зѣло узорично. Царской
л. 22 об. двор стоитъ на мысу моря зѣло предивно и узорично. А // по
другую сторону Царяграда за моремъ Халкидонъ-градъ. Тамъ много
царевыхъ сараевъ, сиречь дворцы царския, тутъ цари тѣшатся, и
зѣло жило. А по другую сторону Царяграда, за лиманомъ, градъ
Колаты; великъ же градъ, кругъ его будетъ верстъ десять. Царь-
градъ весь, и Халкидонъ, и Колаты огибою, какъ ево весь
объѣжжать, поменъши Москвы, да гуще жильемъ. Москва рѣдка,
а се слободы протянулись, да пустыхъ мѣстъ много: Донская,
Новодевичь, Преображенескъ*; а Царьградъ весь в кучи; до и моч-
но быть болши, для тово что старинное царство, а Москва еще
въновѣ.
Въ Царѣградѣ строенье все каменное, а крыто все черепицею.
А улицы и дворы всѣ каменемъ мощены; такъ у нихъ ни грясъ, ни
соръ отнюдь не бываетъ: все вода въ море сноситъ, потому что у
нихъ улицы скатистыя; хочь малой дождь прыснулъ, то все и сне-
сетъ. А строенья у нихъ пошло от моря на гору, полата полаты
выше. Α всѣ окны - на море, а чюжихъ оконъ не загараживаютъ: у
нихъ честно на море гледенья. Въ Царѣградѣ зѣло строенья
узорично, улица улицы дивняя. А по улицамъ, по дворамъ вездѣ
растутъ древа плодовитыя и виноградъ зѣло узорично. Посмот-
ришъ - райское селение! А по улицамъ вездѣ по всему граду и у
мечетовъ вездѣ колодези приведены съ шюрупами, и ковши
мѣдныя повѣшены, и корыты каменныя коней поить. А инде
турки сидятъ въ полаткахъ да въ кушинцы воду наливаютъ, а турки,
пришедъ, пъютъ, а инии себѣ въ спасение вмѣняютъ. Вездѣ у
нихъ отходы по улицамъ и у мечетовъ: изпразнивши, да умывъ
руки, да и пошелъ. Зѣло у нихъ этѣмъ доволъно! У нихъ нѣтъ
такова обычая, чтобъ просто заворотясь къ стѣнѣ да мочится. Зѣло у
нихъ зазорно! У нихъ ета нужда не изойметъ: гдѣ не
поворотился - вездѣ отходы. У насъ на Москвѣ, скаредное дѣло, наищешся,
гдѣ изпразнится. Да не осуди, пожалуй, баба и при мужикахъ такъ
и прудитъ. Да гдѣ денешся, не подъ землю!