XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
278
Тексты
л. 20 об. Но нынѣ уже вся ограблена, // стѣнное писмо скребено, толко въ
ней скляничныя кандила турки повѣсили многое множество, для
того что они ея въ мечетъ претворили. И ходихомъ мы, и дивихом-
ся таковому строению: уму человѣчю невмѣстимо! А какова та
церковь узоричиста, ино мы ея описание здѣ внесемъ Иустиниана-
царя, какъ онъ строилъ, все роспись покажетъ; тутъ читай да
всякъ увѣсть. А чтобы кто теперево самъ видя эту церковь да
могъ бы ея описать - и толь нашему бренному разуму невмѣстно,
хошъ нынѣ и разорена. Но мы собою объ ней не хощемъ писать
для тово, чтобъ не погрѣшить описаниемъ, а иное забудешъ, такъ
погрѣшно и стала. Мы же ходихомъ, и смотрѣхомъ, и дивихомся
такой красотѣ, а сами рекохомъ: "Владыко-человѣколюбче! Како
такую прекрасную матерь нашу отдалъ на поругание босурма-
номъ?" - да руками розна. А все-то наши греки здѣлали!
Α предѣлы въ ней всѣ замуравлены, а иныя врата сами замурави-
лись. Турчинъ намъ указывалъ: "Ето-де не турча замуравили, са-
ми-де, Алла, Богъ-де". А что въ томъ предѣлѣ есть, про то греки
и турки не знаютъ; кое тамъ таинство, про то Богъ единъ вѣсть.
Тутъ мнѣ турчинъ далъ камень исъ помосту каменной,
мраморной; а самъ мнѣ велѣлъ спрятать въ нѣдра: а то де увидитъ, такъ
де недобрѣ. Доброй человѣкъ - турчинъ, кой насъ водилъ.
И тако мы изыдохомъ изъ церкви и поидохомъ съ монастыря.
И, мало отшедши, тутъ видѣхомъ диво немалое: виситъ сапогъ
богатырской въ саду, аршина воловая кожа въ него пошла цѣлая, и
пансырь лошади его, что на главу кладутъ; лукъ ево желѣзной и
невеликъ добрѣ, да упругъ; двѣ стрѣлы железныя; булдыга-кость,
а нога ево, что бревешка хорошая, толста велъми.
Потомъ пришли къ звѣриному двору. Сказалъ намъ Василей:
"Тутъ-де есть левъ, изволите ли смотрѣть?" Мы же толкахомъ у
вратъ; и турчинъ отворилъ врата и въспросилъ: "Чево-де хочете?"
И мы сказали, что хочемъ лва смотрѣть. "А что-де дадите?" И мы
молвили: "Биръ адамъ, биръ пара". И онъ насъ пустилъ. А левъ
л. 21. лежитъ за решеткою, на лапы положа голову. // Такъх я турчину
сталъ говорить: "Подыми, малъ, ево, чтоб всталъ". И турчинъ
говорить: "Нѣтъ де, нелъзя: таперво-де толь накормилъ, такъ
спитъ". И я взявши щепку да бросилъ, а онъ молчитъ. Такъ я уз-
налъ, что онъ мертвой да саломаю набитъ, что живой лежитъ.
Такъ я ему молвилъ: "Е, басурманъ, для чего ты обманываешъ?
Веръ пара, отдай, малъ, наши денги". Такъ онъ сталъ ласкать:
Έ, папасъ, пошлите-де, я вамъ еще покажу". Да зажегъ свѣщю
салную, да и повелъ насъ въ полату: темно силно, ажио тутъ
волки, лисицы насажены; мяса имъ набросано; дурно силно воняетъ -