XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
276
Тексты
что насилены от турка! А когда къ Москвѣ приѣдутъ, такъ въ та-
кихъ рясахъ худыхъ тоскаются, бутто студа нѣтъ. А тамъ бывши,
не заставишъ ево такой рясы носить.
На первое возвратимся. Что потомъ будетъ, увы да горе!
Незнаемо, что дѣлать. Стоитъ тутъ старчикъ, имя ему Кипри-
янъ; тотъ, миленкой, по-руски знаетъ: "Ну де, отче, не печался;
я-де тебѣ добуду кѣлью". Взявши насъ да и поѣхали до Иеруса-
лимскова монастыря. Пришли на монастырь; вышелъ къ нам
игуменъ, спросилъ про меня у толмоча: "Умѣетъ ли де
по-гречески?" И толмачь сказалъ, что не умѣетъ. Такъ игуменъ молвилъ:
"Откудова-де онъ и зачемъ ко мнѣ пришолъ?" И толмачь
сказалъ обо мнѣ весь порядок, откуда и куда идетъ. И игуменъ мол-
л. 19 об. вилъ: "Таколо, добро, // готова-де у мене кѣлья". И тотъчасъ
велѣлъ двѣ кѣльи очистить, а самъ сѣлъ да велѣлъ дать вина
церковнова. Ино намъ не до питья: еще и не ѣли, весь день про-
билися то съ турками, то зъ греками, а греки намъ тошняя ту-
рокъ стали. Такъ намъ игуменъ, подънесши вина, велѣлъ со
всею рухледью приходить: "Я-де вамъ и корабль промыслю во
Иерусалимъ". Мы же ему поклонихомся: доброй человѣкъ -
тотъ миленкой игуменъ!
Мы же шедши на пристань, гдѣ нашъ коикъ стоитъ съ
рухледью; нанявши гамаловъ, сирѣчь работниковъ (тамъ такия
нарочно мѣсто извощиковъ), и пришли въ монастырь, да и сѣли въ
кѣльи. Слава Богу, бутто поотраднѣло! Игуменъ же прислалъ къ
намъ трапезу въ кѣлью, всякаго кушанья и вина. Спаси ево Богъ,
доброй человѣкъ, нѣ какъ патриархъ! Мы же, взявши, тому тол-
мачю дали ему за работу два ворта. Онъ же, миленъкой,
поклонился, человѣкъ не богатой; да тако ево и отпустили, а сами опо-
чинули мало.
И нощь преспавши, поутру въ субботу Акафистову, игуменъ
намъ такъже прислалъ трапезу, и вина прислалъ, кандило и масла
древяннова сулею - въ ночь зажигать. У нихъ обычай таковъ: по
всѣмъ кѣльямъ во всю нощь кандилы съ масломъ горятъ. Масло
тамъ дешево: фунтъ четыре денги. Потомъ стали къ намъ
приходить греческия старцы и греки. Свѣдали про насъ руския неволни-
ки, стали къ намъ въ монастырь приходить и спрашевать, что
водится на Москвѣ. А мы имъ все сказываемъ, что на Москвѣ
ведется и въ рускихъ городѣхъ. Потомъ мы стали выходить на улицы и
съ Царемъградомъ опазноватся; такъ на улицы мимо ходятъ не-
волники, неволницы, кланяются намъ, ради миленкия. Потомъ
вышли мы на присталь морскую; тутъ мы погуляли да и пошли на
монастырь.