XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
271
а естьли бы не тѣ фонари, то ночи не попадешъ въ устья. И мало
пошедъ, стоятъ два городка по обѣ стороны турецкия, и пушекъ
зѣло много. Етѣ городки для воинскова опасу здѣланы зѣло
крѣпко, мудро то мѣсто пройти3. А тутъ уже до Царяграда по обѣ
стороны селы турецкия и греческия. А от гирла до Царяграда
Узкимъ моремъ осмънадесятъ верстъ.
Марта въ 22 день, на 5 недѣли Великаго поста, въ четвертокъ
Великаго канона Андреева, якобы о полудни, приидохом в Царь-
град и стахомъ на Голацкой странѣ. Тогда турчане изъ юмруку къ
намъ приѣхали на корабль и стали товары пересматрѣвать. Тогда
л. 16 об. и нашъ товаръ взяли въ юмрукъ, // сирѣчь въ таможню. Мы же
опасаемся, что дѣло незнаемо. И раизъ нашъ сказалъ: "Не бойся-
де, ничего твоего не пропадетъ, все-де цѣло будетъ". Мы же стоя-
хомъ на корабли и дивихомся таковому преславному граду. Како
Богъ такую красоту да предалъ въ руки басурманомъ?! А сами
удивляемся: "Что ето будетъ? Куда заѣхали?" Сидимъ что
плѣнники; а турки пришедъ да въ глаза гледятъ, а сами говорятъ:
"Бакъ, папасъ московъ, зачемъ-де ты сюда приѣхалъ?" А мы имъ
глядимъ въ глаза самимъ, а языка не знаем. Потомъ къ нашему
кораблю стали подъѣжжать руския неволъники, кои извознича-
ютъ на мори койками, и стали съ нами помаленку
переговаривать - такъ намъ стала отраднѣя. Потомъ у той пристани начева-
ли; и утре рано раизъ велѣлъ корабль на другую сторону пе-
ревѣсти, на Цареградскую.
И когда мы пристахомъ ко брегу Цареградскому къ сторонѣ,
тогда мы помолившеся Богу, и Пресвятѣй Богородицѣ, и
великому предтечи Иоанну и стахомъ съ Царемъградомъ осматриватся.
Потомъ приѣхаша къ намъ на корабль турки-горачники и стали у
насъ горачю просить. И я имъ показалъ листъ царской. И они
спрасили: "Качь адамъ, сколко-де васъ человѣкъ?" И я сказалъ:
"Бешъ адамъ, сирѣчь пять человѣкъ". И они сказали: "Добро-
де" - да и поѣхали далой съ корабля. И бысть намъ печалъно
велъми и скорбно: пришли въ чюжоя царство, языка не знаемъ,
а товаръ взяли турки; какъ ево выручить, Богъ знаетъ, и съ
кѣмъ - и тако бывши въ размышлении.
И абие приела Богъ намъ - къ кораблю приплылъ въ каюку
неволъникъ; а самъ на насъ гледить да по-руски и спросилъ:
"Откиль ты, отче, сирѣчь откуда?" И мы сказали, что съ Москвы.
"Куда-де васъ Богъ несетъ?" И я сказалъ, что по обѣщанию во
Иерусалимъ. И онъ молвилъ: "Хвала Богу, хорошо-де. Что жъ де
вы тутъ сидите? Вить де вамъ надобно подворья". И я къ нему
поближе подшолъ и сталъ ему говорить: "Какъ, малъ, тебе зовутъ?"