XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Первая редакция
27
Тут нас греки, въ Ясех, товарыщи наши, покинули, не поехали
с нами въ Царьград. Пришла им ведомость из Царяграда, что
лисица и белка дешева, - такъ они поехали в Малдавскую землю в
Буквареши*, а мы тут и остались. Жили мы въ Ясех 13 дней,
дожидались1 товарыщев, да не дождались. Печално нам силно было:
пути не знаем; зело было смутно и метежно2. Размышляли всяко:
итить и назад воротиться? Наняли было языка до Иеросалима, -
волошанина, многия языки знает, - по 30 алтынъ на месецъ3, пить-
есть наше, да стали у него речи непостоянны4: ныне так говорит, а
утре, пришед, другия. Помнилось ему, что дешево нанялся что ли,
Богъ знает. Мы же видевше его непостоянство да вовсе отказа-
л. 28 об. ли. // Печално было силно, да уже стало в том, хошъ бес толмоча1
2ехать. Господи, помилуй! Толко переехавши да столко нужды
приняв, да назад ехать? Стыдно, су, будет! Что делать? Живем
много, товарыщев нет, а проводить нихто3 не нанимается.
Сыскался миленкой убогой человекъ, нанялся у нас до Голацъ*, дали ему4
5семь гривенъ6.
Марта въ 7 день взяли у господаря воложскаго7 лист и пошли
из Ясей к Голацам. Первый8 день шли лесом, а в те поры припал
снежекъ молодой. Покудова до лесу доехали, а он и стаял - такъ
горы те все ослизли, а горы высокия, едва двойкою выбились:
сажен 8 вывезши воз да по другой поезжай. И бедство было великое!
Проводникъ ропчетъ, не хочет итти с нами, такъ мы ево стере-
л. 29. жем, чтоб не ушел или лошадь бы не увел. // Ох, нужда была!
Плакать бы, да слез-те нету! А люди к путному-то шествию
неискусны и нуждъ никаких не видали, в путех не хаживали. А я на них
ропчю1, так им несносно. Ну, да слава Богу, хошъ другъ на друга
ропчем, а таки бредем помаленку2. 13 дней въ Ясех лошеди3
отдыхали, а тут один день насилу снесли, чють не стали. Етакая нужда
была! А4 всего лесу верстъ з десять5. Во всю дорогу такой нужды
не было, день весь бились. Етою дорогою мало конми ездят, все
волами: волов 6шесть-четыре7 запрягут - такъ оне8 прут. А у них
арбы широкия, а земля иловатая. А наши телеги уски, так одно
колою идет въ калеи, а другая наружи - такъ все телега боком идет.
Етак лошадка9 потянет саженъ 10 да станет. А колесо-то по ступи-
л. 29 об. цу воротить, // так лошадь-та бросается туды и сюды. Все в поводу
вели лошадей-то, бедно было силно. Пощади, Господи! У нас-та1
на Руси таких путей нет. Едва к ночи добились до местечка, и то
все разорено; хаты с три стоят для почтарей2, церковь каменная,
зело хороша; и мы тут начевать стали.
И в полуночи прибегъ волакъ, а по-руски гонецъ, с тайными
делы от турокъ к господарю. И3 пришли к нам турки со свечами,