XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
269
множество; а на мори не плаваютъ, и не увидишъ никакой птицы;
и морская вода непотребна, для тово что она солона и горъка.
И марта въ 20 день утре рано бысть вѣтръ, зѣло бысть поно-
сенъ, и пустихомся на море Чермное. И егда выплыхомъ из усть
Дуная въ море, тогда морский воздухъ зѣло мнѣ тяжекъ сталъ, и
въ томъ часѣ занемощевалъ, и сталъ кормъ изъ себя вонъ кидать,
сирѣчь блевать. Велия нужда, кто на мори не бывалъ, полътара
дни да ночь все блевалъ. Уже нечѣму итить изъ чрева, толко
слюна зеленая тянется, не дастъ ничево ни ѣсть, ни испить - все
назадъ кидаетъ. За десятъ лѣтъ пищю и ту вытянетъ! А кораб-
ленники намъ смѣются да передражниваютъ, а сами говорятъ:
"Токало, сирѣчь то-ди вамъ добро". А Лука у насъ ничемъ не
крехнулъ. Что же здѣлаешъ? Богу не укажешъ. А, кажется, по ви-
л. 16. ду и всѣх // хужей былъ, да ему Богъ далъ - ничто не пострадалъ.
Да онъ и послужилъ намъ: бывала испить принесетъ или какой
кусок съѣсть.
А на мори зѣло бысть вѣтръ великъ, съ верху съ корабля
всѣхъ насъ збила, чрезъ корабль воду бросала морскую. Охъ,
ужасъ! Владыко-человѣколюбецъ! Не знать нашего корабля въ
волнахъ, кажется, выше насъ вода-та въверхъ саженъ пять. И
видя такую неминучюю бгьду1 раизъ, что меня на корабли морска
вода всего подъмочила, такъ онъ, миленъкой, взялъ къ себѣ, въ
коморку свою, гдѣ самъ спить, и положилъ мене на своей
постели, и кодомъ прикрылъ, да и кадь поставилъ мнѣ, во что блевать.
Спаси ево, Богъ, доброй человѣкъ былъ миленъкой, и умный!
Когда станешъ вставать, такъ закрутится голова да и упадешъ.
Кабы да еще столко жъ плыть, то бы совершенно умереть бы
было. Уже нелзя той горести пущи! Да по нашимъ сщаскомъ,
далъ Богъ, вскорѣ перебѣжали. Такову Богъ далъ погоду, что от
Дуная от устья въ полътара дни перебѣжалъ корабль. И раизъ
намъ сказалъ: "Я-де уже тритцать лѣтъ хожю, а такова
благополучия не бывало, чтобы въ тѣ часы такъ перебѣжать. Бывало-де
и скоро, что пять дней, четыре, а иногда же и мѣсяцъ - какъ
Богъ дастъ; по вашему счастию, такъ Богъ далъ скорой путь".
Мы же, грѣшнии, хвалу Богу воздахомъ: "Слава тебѣ, Господи
святый!"
И егда вошли между горъ въ море к Царюграду, тогда раизъ
мене, пришедъ, волочетъ вонъ: "Пойди вонъ, Станбулъ близко,
сирѣчь Царьградъ!" Такъ я кае-какъ выползъ2 на верхъ корабля.
А когда мы вошли въ проливу межъ горъ, тутъ на воротѣхъ
морских на горахъ высоко стоятъ столпы. Ночи въ нихъ фонари с
свѣчами горятъ - знакъ, какъ кораблямъ ночи попасть въ гирла;