XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
265
неудобыіроходимыя, едва двойкою выбились: саженъ пятьдесят
вывезши - да подъ другой поѣжжай. Бѣдство великое было! Про-
водникъ ропщется, не хощетъ итти съ нами, такъ мы ево стере-
жемъ, чтобъ не ушелъ или лошади бы не увелъ. Охъ, нужда
была! Плакать бы, да слезъ-та нѣт! А люди к путному шествию не
искусны и нуждъ никаких не видали, въ путѣхъ не хаживали,
искусу никакова не знаютъ. А я на нихъ ропщю, такъ имъ несносно.
Ну, да слава Богу, хошь другъ на друга ропщемъ, а таки бредемъ
помаленку. 13 дней въ Ясѣхъ лошади отдыхали, а тутъ одинъ день
насилу снесли, чють не стали. Етакая была нужда! А всего лѣсу
верстъ с десять. Во всю дорогу такой нужды конемъ не было, день
весь бились. Етою дорогою мало конъми ѣздятъ, все волами: во-
ловъ шесть-четыре запряжет - такъ они прутъ. А у нихъ арбы ши-
рокия; земля иловатая, такъ дорога калястая. А наши тѣлеги уски,
такъ одно коло идетъ въ колѣни, а другой наружной - такъ все
тѣлега бокомъ идетъ. Такъ лошадь-та потянетъ саженъ десять
да станетъ. А колеса-та по ступицу воротит, такъ лошадъ-та
бросается туда и сюда. Все въ поваду вѣли лошадь-та, бѣдно было
силъно. Пощади, Господи! У насъ-та на Руси такихъ путей нѣтъ.
Едва къ ночи добилися до мѣстечка, и то все разорено; хаты с три
л. 14. стоятъ для почтарей // да церковь каменная, зѣло хороша; и мы
тутъ начевали.
И съ полуночи прибѣжалъ валакъ, а по-руски ганецъ, съ
тайными дѣлы от турка къ господарю. Пришли к намъ турки со
свѣщами, нощь была зѣло темна. И сталъ нашихъ лошадей брать
подъ себя, мы же не довахомъ ему. А онъ проситъ ключа кон-
скихъ железъ: лошади были скованы - такъ ключа у мене просит,
а я не даю. Турчинъ выневши ножъ да замахнулся на Луку, а онъ,
миленкой, и побѣжалъ; и толмачь скрылся. Взявши коней да и
погнали скованыхъ до тово мѣста, гдѣ стоятъ, а за ними я одинъ при-
шолъ, да плачю, и Богомъ ихъ молю, чтобъ отдали. Едва сабаки
отдали, а на ока вина-таки взяли; самому турчину будъто стыдно,
такъ онъ вѣлѣлъ емшику взять. Слава Богу-свѣту, что отдали,
а то бѣда бола немалая: мѣсто пустое, нанять не добудешъ.
И в третий день приидохом в Борлат - мѣстечко воложское,
самое убогое. Тутъ мы начевахомъ и искупихомся запасомъ себѣ
и конемъ. И утре рано поидохомъ вонъ на нощномъ часу, за часъ
до свѣту или болши. И дорога зѣло гориста. А толмачь нашъ
мало пути знаетъ, и такъ вѣлъ насъ не тѣмъ путемъ. Иная была
дорога глажа, а онъ вѣлъ все горами да дубровами - и самъ,
милой, не знаетъ. Много на нево и ропталъ, анде хотѣлъ и побить,
да Богъ помиловалъ от таковаго грѣха - простой бѣдной мужикъ.