XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
263
монастырь, а игуменъ сидит передъ кельею своею да тюменъ тя-
нетъ. И я когда увидѣл, что онъ тюменъ тянетъ, и зѣло бысть мнѣ
ужасно: что, молъ, ето уже свѣту переставления, для того что ето-
му чину необычно и страмно табакъ пить. Ажио поглядѣли - анъ
и патриархи, и митрополиты пьютъ; то въ нихъ и забава, что
табакъ пить.
Градъ Яси стоить на горѣ красовито, а около ево горы высо-
кия. Зѣло предивной градъ бывалъ, да нынѣ весь разоренъ от
турка и от ляховъ. А господарь воложской и до конца разорилъ,
данью отяготилъ: съ убогова человѣка, кой землю копать наима-
ется, пятьдесятъ рублей въ годъ дастъ господарю, кромѣ
турецкой подати, а нарочитому человѣку - тысяча талерей, средней -
пятьсотъ дастъ. Да какъ имъ и не ѣсть? А они у турка
накупаются дачею великою, такъ уже безъ милости деретъ! Воложская
земля вся пуста, разбрелись всѣ: иныя - въ Полшу, иныя - къ намъ,
въ Киевъ, иныя - къ Палею. Кабы ета земля не разорена, другой
такой земли не скоро сыщешъ - обѣтованная земля, всячину
родитъ! Они и сами сказываютъ: "У насъ-де есть и златая руда, и
серебряная, да мы-де таимъ. А когда бы де свѣдалъ турокъ, такъ
бы де и поготову разорилося от такой руды".
Въ Ясѣхъ монастырей зѣло много, предивные монастыри,
старинное строение, да вси безъ призору. У прежнихъ господарей
зѣлное радѣние было къ церквамъ; писмо все стѣнное. А старцы
воложския всѣ вонъ изгнаны изъ монастырей, а господарь тѣ
монастыри продалъ греческимъ старцамъ. А они, что уже черти, во-
рочаютъ, а онъ съ нихъ дани великия беретъ. А старцы велъми
растлѣнно живутъ и въ церквахъ стоятъ безъ клабуковъ, а во
лохи въ церквахъ въ шапкахъ молятся, а игуменъ самъ поетъ на кри-
лосѣ. Анъ де я пришолъ въ неделю къ заутрени въ мирскую цер-
л. 13. ковь, служить попъ воложс//кой. На утрени пропѣвъ "Богъ
Господь" да стали антифоны пѣть, да попъ прочелъ Евангелие.
Потомъ стали пѣть ирмосъ гласу воскресному, а покрыли котава-
сиемъ "Отверзу уста моя". Да такъ-та пропѣвъ ирмосъ, да катава-
сиемъ покроетъ; да на 9-й пѣсни пропѣли "Величитъ душа моя
Господа" да "Достойно". А я смотрю, гдѣ у нихъ каноны-та
дѣлись, знат-то, во окно улѣтели? Лехка-та, су, хороша етакъ
служба-та говоритъ, да, знать, лехко и спасение-та будетъ! Что же
потомъ пропѣли? "Святъ Господь Богъ нашъ", "Хвалите Господа
съ небесъ", не говорили стихеры хвалитныя, пропѣли славословие
великое да первой часъ. А на первомъ часу и псалмовъ не
говорили, толко "Слава, и нынѣ", "Что тя наречемъ" да "Святый Боже",
потомъ "Христе свѣте" и отпустъ. Что говорить? Уже и грековъ