XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
262
Тексты
дождь весь день шолъ, стюдено было, всѣ перемокли да
перезябли. Степь, а дровъ взять негдѣ, толко на стану нашли дровъ малое
число, - стоялъ нашъ посолъ, московской посолъ, князь Дмитрий
Михайловичь, - такъ мы ихъ собравъ, да на возы поклали, да до
стану везли. А естьли бы не тѣ дрова, то бы совершенно пемереть
намъ: всѣ мокры, а ночи сталъ морозъ да снѣг съ дождемъ при-
шолъ, инъ не дастъ огню-та раскласть. Α грѣки всѣ сухи: подѣла-
ли епанечныя шелаши да и легли; а мы всю ночь, что рыба на удѣ,
пробились. Да спаси Богъ Петра-козака! Тотъ-та, миленкой, далъ
свѣту видить: накрылъ мене куртою своею, такъ я подъ нею сидя
да сушился противъ огня; а то нелзя сушится наружи: все дождь да
снѣгъ идетъ. Пощади, Господи, какова въ тѣ поры нужда была!
Полна, забыта. Слава Богу-свѣту!
И поутру востахомъ и поидохомъ въ степь. И бысть наше
шествие зѣло печално и скорбно: переправы лихия, горы высокия;
посидѣть негдѣ, чтобы отдохнуть; все пѣши брели, а кони устали.
А пустошъ - ни селъ, ничево нѣт, ни лѣсу - все степь голая: ѣха-
ли пять дней, ни наѣхали на прутинку, чемъ лошадь погнать. Горы
высокия, да юдолми ѣхали; узорочистыя горы, холмъ холма выше;
да такъ-та посмотришъ, что горамъ-та и конца нѣтъ.
Февраля въ 24 приидохомъ на Прудъ-рѣку, - Прудъ-рѣка
поменъши Москвы-рѣки, - и тутъ мы перевезлися. Приѣхали
къ другой рѣкѣ, и тутъ перевозъ, - та рѣка поменъши Пруда, -
и тутъ вскорѣ перевезлись на другую сторону. И стахом
възъѣжжать: глина лихая, а мѣсто тѣсное - едва съ великимъ тру-
домъ възъѣхали. А товарищи иныя не выѣхали, такъ со всѣмъ въ
Ясѣхъ и начевали, да на другой день нанимали волохъ, такъ
волами ихъ возы вывезли. И мы въ тѣ поры, не доѣхавъ Ясей за пять
верстъ, начевали. И, поутру рано вставши, на гіервомъ часу
поидохомъ къ Ясемъ въ самую Недѣлю православия, и приидохомъ въ
Яси въ благовѣстъ къ обѣдни.
Ясы-градъ - столица воложская, тутъ господарь самъ живетъ.
И, пришедши, стали мы у таможни. А мытниковъ въ тѣ поры не
было ихъ въ таможни, во обѣдни стояли, - такъ мы ихъ дожида-
л. 12 об. лись. А когда пришли мытники, // и стали у грекъ товару
досматривать; и, досмотрѣвъ у грекъ, пришли и къ намъ, стали наши
возы разбивать. Такъ я вземши листъ царской да положилъ предъ
ними; такъ они стали смотрѣть и велѣли мнѣ честь, а толмачь имъ
рѣчи переводитъ. Такъ они того часу велѣли возы наши завязать,
не велѣли смотрѣть и отвели насъ въ монастырь к Николѣ, поре-
кломъ Голя. И тутъ мы стахом, игуменъ далъ намъ келью; потомъ
игуменъ прислалъ къ намъ три хлѣба. А когда мы възъѣхали на