XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Третья редакция
261
л. 11 об. людей, грекъ, осъмънадесятъ человѣкъ и съ товаромъ, // и съ
коньми згорѣли, толко три человѣка ушли. Мы же тутъ стояхомъ
и дивихомся, какъ кости кучами лежатъ лошадиныя, а человѣчес-
кия собрали да въ Сароку отвезли и погрѣбли. Дивное чюдо, какъ
згорѣли: а всѣ не спали и видѣли, какъ огнь шолъ и трова горѣла
по одной сторонѣ, а они смотрятъ; какъ дунетъ вѣтръ да и пере-
скочилъ чрезъ дорогу, а они не успѣли уйти да такъ и згорѣли.
Февраля въ 17 день приидохомъ въ городъ Сароку, и стахомъ
въ боку на Ляцкой сторонѣ, и тутъ начевахомъ. И утре къ намъ съ
тово боку приѣхалъ индучникъ, по-турецки ермучекъ. И стали съ
греками уговариватся пошлиною, чтобъ шли на явки. И тутъ
грѣки съ ними договорились пошлиною. И тутъ къ намъ присталъ
казакъ запорожской, Петромъ ево зовутъ. А сказалъ, что-де:
"Я иду во Иерусалимъ, пожалуйтя-де мене, приими Бога ради".
И я сказалъ: "Братецъ, мы добрымъ людемъ ради, изволь итти".
Да голъ бѣдной; и была у него полтина-та, да онъ болъна свята
сталъ жить: все, идучи, раздалъ. Ему чела: на Дунай стоитъ Иеру-
салим-атъ; а когда еще и дошедъ до Дуная-та, такъ подумавъ да и
назадъ поворотилъ.
Того же дни, какъ договоръ былъ положили о пошлинѣ, такъ
стали Днестръ-рѣку перевозитися на ту сторону, на Турецкую и
Воложскую землю. Тутъ перевозъ дорого берутъ - по пяти ал-
тынъ съ воза, жиды зарондованъ перевозъ. Днестръ-рѣка
шириною съ Москву-рѣку, подъ Сорокою бежить быстро, камениста.
И, перѣѣхавши, стали на площеди.
Городъ Сорока стоитъ на рѣкѣ на боку, на правой сторонѣ, на
брегу подъ горою; а надъ нимъ гора высокая зѣло. Городокъ
каменной, высокъ. Мы же ходихомъ внутрь его и мѣрихомъ: онъ
круглъ, стѣна от стѣны дватцать пять ступней ножныхъ и попе-
рекъ тожъ. Харчь зѣло дорога, да и нѣтъ ничево: орженова хлѣба
отнюдъ не сыщешъ, все мелкай пшонныя да ячной хлѣбъ. Ячмень
зѣло дорогъ: четверикъ московской по пяти алтынъ. Да имъ и са-
мимъ нечево ѣсть. Живутъ, а все вонъ глядятъ; хаты стоятъ, и тѣ
не огорожаны. От турка и от господаря воложскаго зѣло данью
отягчены. Сорока - на одной сторонѣ ляхи живутъ, по другую
волохи.
Февраля въ 20 день поидохомъ изъ Сороки-города къ Ясамъ,
а стояли въ немъ два дни. Гора зѣло высока подъ Сорокою, едва
л. 12. съ великою нуждою мы на гору възъѣха//ли: пришолъ дождь
такой, ослизло, невозможно конемъ итти, а все камень - нужно
было вельми. А иные у насъ остали, и не възъѣхали, да уже на стану
достигли, какъ начевать стали. Велми той день намъ нужно было: