XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
254
Тексты
чмы, часа въ два ночи приѣхали. А въ корчмѣ толко жонка одна,
и та курва. И тутъ мы съ нуждою великою ночевали, всю ночь
стреглися, стали къ полю, а пьяныя таскаются во всю нощь.
Утре рано востахомъ и поидохомъ въ путь свой. И той день
л. 7 об. такожъде съ нуждою шли и пришли в село. // Тутъ выпросихом-
ся ночевать, хижина зѣло нужна. Тутъ къ намъ же ночи
пригьхалъ1 изъ Киева протопопъ глуховской, ѣздилъ въ Киевъ
къ дѣтемъ (дѣти ево въ Киевѣ въ школѣ учатся науки). Да,
спаси ево Богъ, не потѣснил насъ, въ кибетки легъ спать, намъ такъ
покойно было.
Утре рано востахомъ и поидохомъ къ Киеву. И приидохомъ въ
село Боворочи за пятьнадесятъ верстъ от Киева. И от того села
видѣли мы преславный градъ Киевъ, стоитъ на горахъ высокихъ.
А сами возрадовалися и от слезъ удержатися не возмогохомъ.
И тогда2 ссѣдохомъ съ коней, и поклонихомся святому граду
Киеву, и хвалу Богу воздахомъ, а сами рекохомъ: "Слава тебѣ,
Господи, слава тебѣ, святый, яко сподобилъ еси насъ видѣти
преславный градъ Киевъ! Сподоби насъ, Господи, видѣти преславный и
святый градъ Иерусалимъ!" И тако поидохомъ къ Киеву. А ходъ
все боромъ, все пески; нужно сильно, тяжело песками.
И того дни приидохомъ къ Днепру подъ Киевъ, а Днепръ
толко разшелся. И того дня мы не могли перевестися за погодою.
Тутъ же къ намъ приѣхали греки, наши товарищы, - они изъ
Нежина прежде насъ трема деньма поѣхали, да за Днепромъ стояли:
нелзя было ѣхать, Днепръ не прошолъ въ тѣ поры, - такъ мы съ
ними ночевали. И утре рано тутъ же къ намъ пришол московской
столникъ: шолъ съ=болиною казною къ цесарю, а въ тѣ поры
погода на рѣкѣ велика зѣло, отнюдъ нелзя было переѣхать. И
столникъ сталъ кричать на перевощиковъ, и они, миленкие, едва съ
великою нуждою перевозъ на нашю сторону перегнали. И когда
стали на поромѣ, тогда порома от брега не могли отслонить. И столь-
никъ велѣлъ греческия возы далой съ парома скатити, а наши не
вѣлѣлъ. Спаси ево Богъ! И тако мы стали на поромѣ на первомъ
часу, а перевезлись на ту сторону часъ ночи: зѣло уже было
нужно, и перевозщики миленкие устали болно.
И егда мы присташа ко брегу ко граду Киеву, тогда приидоша
къ перевозу сотенной со стрелцами и караулыпиками и стали нас
вопрошать: "Откудова и что за люди?" И мы сказали, что
московские жители, а ѣдемъ во Иерусалимъ. "Есть ли де у васъ госуда-
л. 8. ревъ указъ?" И мы сказали, что есть. "Покажите! Безъ того // въ
градъ намъ не вѣлѣно пущать". И мы показали указ. И сотенной,
прочетши указъ, отвелъ насъ къ столнику; и столникъ такожде