XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
252
Тексты
нему. Ярмонокъ великъ бываетъ: нынѣ Свинской нѣтъ, такъ тутъ
нынѣ съѣжжаются, многолюдно бываетъ противу Свинской. Тол-
ко немного торгу бываетъ, а товаровъ много: и московскихъ, и
польскихъ; и грекъ много живетъ, торгуются. Только хорошева
торгу на три дни, а то на праздникъ Семеновъ день всѣ въдругъ и
разъѣдутся. И того же дни, ѣдши хлѣба, поидохомъ изъ Королев-
ца въ Батуринъ. От Глухова до Королевца 30 верстъ.
Въ 22 генваря приидохомъ въ Батуринъ-град. И у градскихъ
воротъ караулъ, московские стрѣльцы на караулѣ стоят. И кара-
улъ остоновилъ насъ у проѣжжей башни, стали насъ спрашивать:
"Что за люди? Откуда и куда ѣдитя? Есть ли де у васъ проѣжжая
грамата?" И мы имъ сказали, что мы люди - московские жители,
а ѣдимъ во святый градъ Иерусалимъ Господню гробу поклонити-
ся. И они повели насъ до съѣжжай избы. И пятисотной принялъ у
насъ листъ государевъ, и, прочетши, вѣлѣлъ намъ отвести дворъ
стоялой, и приказалъ намъ дать корму конемъ. А гетмана въ тѣ
л.боб. поры не случилося дома: // поѣхалъ къ Москвѣ, къ государю.
И тутъ мы, Батуринѣ, обѣдали и коней кормили. А господинъ
дому того, гдѣ мы стояли, зѣло честь намъ воздалъ, обѣдъ
хорошей устроилъ. И, ѣдши хлѣба, того же дни изыдохомъ изъ
Батурина вонъ.
Батуринъ-градъ стоитъ на рѣкѣ на Семи на лѣвой странѣ на
горѣ красовито. Градъ земляной, строенья въ немъ поплошаѣ
Глухова, и свѣтлицы гетманския рядъ дѣлу, невычюроваты
добрѣ. И городъ не добрѣ крѣпокъ, да еще столица гетманская!
Толко онъ крѣпокъ стрѣлцами московскими, на караулѣ все они
стоятъ. Тутъ цѣлой полкъ стрелцовъ живутъ, Анненковъ полкъ
съ Арбату. И гетманъ, онъ есть стрѣлцами-та и крѣпокъ, а то бы
ево хохлы давно уходили, да стрелцовъ боятся; да онъ ихъ и жалу-
етъ, безъпрестани имъ кормъ, а безъ нихъ не ступитъ. От
Королевца до Батурина 30 верстъ.
Того же дни поидохомъ изъ Батурина въ Барзну. И генваря въ
23 день приидохомъ въ Барзну. Градъ Борзна такой же, что Коро-
левецъ, или получши. И, ѣдши хлѣба, того же дни поидохомъ въ
путь свой. От Батурина до Борзны тритцать верстъ.
Генваря въ 23 день поидохомъ изъ Борзны къ Нежину, а
дорога уже стала зѣло нужна. И съѣхалися съ нами московские
стрѣлцы: бывали торговые люди, а живутъ они въ Путивле, а ѣха-
ли они къ Неженской ярмонкѣ - такъ они съ нами поѣхали. А мы
имъ зѣло ради, потому что имъ путь вѣдомъ, а намъ дорога
незнакома. И того дни начевахомъ въ корчмѣ, едва добихомся съ
нуждою великою. И утре рано востахомъ и поидохомъ. А уже снѣгу