XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
240
Тексты
зъдравъствовали. И наши купцы, и полковникъ слѣзли с конѣй, да
стали наши купцы воткою потчивать; и выпивъ вотки по чарке, и
сѣли на кони. А дубничокъ уже выехали, къ Поволоче - чистое
л. 260 об. полѣ. И какъ они минувши нашъ корованъ // и турокъ, да какъ
ударили по конем - ино какъ брызнули, какъ что молонья изъ на-
шихъ гласъ мелъкнула, какъ по полю-то разсыпались: гдѣ 20, гдѣ
10 до самова города скакали, не переставали. И турки толко
головами качают. А выежали все браная молодежь.
А какъ мы приехоли къ Поволочи, и полковникъ прислалъ к
намъ корму, овса, меду. А турки зѣло ужаснулись да и не захотѣли
ехать до Киева. И стали нашихъ купъцовъ бить челомъ, чтобы
полъковникъ Палѣевъ расписался, что принелъ насъ въ цѣлости.
л. 261. И наши купцы велѣли полковъ//нику расписатца да сами писъмо
къ послу дали, что, далъ Богъ, въ цѣлости и зъдраво доехоли.
И ихъ с честию отпустили да и но дорогу дали имъ 8 тарелѣй да
яловицу. Такъ турки и поехоли назадъ, а насъ стали уже
провожать Полѣевы козаки.
А какъ мы стали приежать къ Фастову, такъ Палѣева жена и
выслала к намъ навъстречю козаковъ 50 человѣкъ конницы з=на-
менми, и въстрѣли насъ верстъ за петь. А какъ мы приехоли въ
Фастово, и стали за городомъ на поли. Α Полѣй въ тѣ поры дома
л. 261 об. нѣ былъ, а былъ въ // Киевѣ. И Полѣева жена прислала къ намъ
въ таборы яловицу и колачей, а конемъ овса. И тутъ мы стояли
весь день. Α Полѣева жена брала къ себѣ купцовъ обѣдать и
угостила добре, а сама говорила: "Для чево-де до нас турокъ не
довели? Я-де бы имъ дала себя знать, каковъ-де мой господинъ Палѣй.
Я бы де ихъ знала, какъ угостить, да уже-де быть такъ. Жаль-де
мнѣ етехъ гостѣй, что де бес чести отпущены. Я бы де 500 дала
провожатыхъ также ихъ проводить черезъ Лядъцкую землю. А
л. 262. зънать-де, что Семенъ Ивановичъ // Палѣй станеть пенять". И, по-
обѣдавъши, купцы выехоли въ поле и стали коней седлать и за-
прегать. Потомъ выехалъ к намъ полковникъ наказъной с
казаками да и поехалъ с нами провожать насъ до Киева.
И ехоли мы до Киева, и приехоли мы въ Киевъ въ день
недѣлный, а у воротъ Златыхъ насъ на корауле остановили.
Потомъ пятьдесятникъ пошелъ къ генералу об насъ докладывать, и
генѣралъ вѣлелъ насъ пустить въ городъ. А когда мы въехоли въ
л. 262 об. городъ, и въ тѣ поры полковъники стояли у абѣдни, а генѣралъ // -
немчинъ, некрещеной. И перѣеховъши черѣзъ Вѣрхней городъ да
и спустилися в Нижней городъ; а гора зѣло крута, и съпущаются
нужно зѣло. А генералъ велѣлъ намъ отвести дворы стоялые.
И стахомъ на дворѣ, и убрали рухледь, и опочивши той день.