XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
236
Тексты
во всякую арбу по 4 вола. А Иванъ Казъминъ с товарищи, с кото-
роми уклался въ корабль, не поехали сухимъ путем, не сталъ ис
коробля выбиратся. Толко поехоли Житковы, прикащики гостя
московскаго Ивана Исаева да Мотвѣя Григорьева. Они поехоли
сухимъ путемъ, а мы с колужены - моремъ, въ корабли.
Мы же послѣ ихъ спустилися, чрѣзъ 3 дни, а спустились
пере дъ Троицыном днемъ*. И пришли на устье моря Широкова. Тутъ
л. 251. стоять 2 // городъка турецкихъ для воинова опасу по обѣ страны,
и пушакъ зѣло много. А городъки въновъ подѣланы: боятся
нашего государя приходу подъ Царьград. Тутъ стоить застава, ос-
матъривають ружъя, у насъ на корабли у московскихъ купцовъ
ружъя осматривали. А у нашихъ купцовъ былъ възятъ листъ у
паши, чтобъ пропустить по счету ружъе московъское. И тако при-
шедъ турчинъ, началной человѣкъ, да и пересмотрилъ, и противъ
указу перѣчелъ ружъе, да и отпустилъ насъ. Мы же тово дня не
л. 251 об. отпустихомся: вѣтру // не было доброва.
И на вечеръ вънидохомъ въ море болшее, и тако поидохомъ
къ Дунаю. И ту нощь доброва вѣтру намъ не была, такъ шетали-
ся туда и сюда. И поутру все тожъ, не было нам вѣтру доброва до
пятницы. И въ пятницу възялъ насъ вѣтръ доброй, и въ самыя за-
говены на вечеръ с моря внидохом въ Дунай-рѣку. И мало от-
дъшедши от устья рѣки Дуная, гъдѣ въ море упала, да и начевать
стали на пустомъ мѣсте.
И утре въ пониделникъ Петрова поста, въставши, пошли биче-
л. 252. вою въверхъ по Дунаю; и при//шли въ 3 день подъ градъ турецкой
Толчу; а шли бичевою и парусомъ. Α Дунай-рѣка зѣло куликова-
та и уска, многими разшиблась гирлами. И тутъ мы подъ тѣмъ
городком стали.
И утре рано приехали къ намъ на корабль турки товаровъ
досматривать и лишнихъ людей, неволниковъ. Възошли турки на
корабль да и стали указовъ досматривать. Потомъ и нашъ указъ
прочли, да и съказалъ турчинъ: "Нѣдъ дѣ мнѣ до попаса дѣла и
рухлѣди ево. Вы-де, московъ бозыряне, дайте-дѣ вы своево това-
л. 252 об. ру пошлину". // Такъ наши купцы заупрямились, пошлины не
стали довать. Такъ турчинъ, началной человѣкъ, взявши указы наши
в городъ, да и списалъ, да к вечеру к нам на корабль указы и при-
слалъ. А списки послалъ во градъ Килею ко изупаше, по-нашему
къ полковнику. А изъпаша в тѣ поры стоялъ въ Килѣи с войском
турецкимъ. Въ тѣ поры бѣлогороцкия татары възбунтовали, от
туръка отложились да волохи всѣ разорили. Так-то паша от турка
присланъ разыскивать и волохомъ грабежное добро отбирать на
нихъ въпятеры.