XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
228
Тексты
сказалъ намъ, что де: "Сего дня буду отпущатца". А когда мы во
л. 231 об. град // вошли, тогда насъ грацкой житель, арапъ-християнинъ, по-
звалъ къ себѣ на обѣдъ. Мы же поидохомъ, а опасение у насъ
было, чтобы нашъ корабль не ушолъ. Но господинъ, у кого мы
обѣдаемъ, тотъ насъ ократилъ: "Я-де вѣдаю, что де сегодъня
корабль не пойдеть" - такъ мы поослабили. А трапеза была зѣло до-
волна. И такову любовъ к намъ показалъ, что самъ с братьями у
трапезы служилъ, во всю трапезу все стоялъ.
А корабль въ тѣ поры сталъ отпущатца, а насъ нѣту. А матро-
л. 232. сы по граду бѣгають да насъ спрашивають; // потомъ сказали, гдѣ
мы, и они, к тому дому пришедъ, про насъ спрашивають. И рабы,
пришедъ, господину говорять, что де уже корабль отпустился.
А мы языка не знаемъ, что говорят. А господинъ перемогаетца, а
намъ не скажеть. Жаль ему нас, что корабль ушолъ; а хочетца ему,
чтобъ обѣдъ докончати; а сам велѣлъ скорѣе ествы нести и ества
за ествою. Такъ мы сътали припазновать, что онъ сталъ скор-
бенъ. Такъ мы у толмоча спросили: "Что, молъ, господинъ печа-
л. 232 об. ленъ?" Такъ толмачъ сказалъ: "Ведь де корабль // вашъ ушолъ!"
Такъ мы какъ услышали, что корабль ушолъ, такъ въставъ иза
стола да и побѣжали к пристанищу морскому - анъ нашъ корабль
верстъ за 10 ушолъ на море, чють видно. А сътало къ ночи. И мы
толко разно руками.
А у пристали прилучились въ тѣ поры турки, и по насъ стали
тужить, да и стали с короблей кликать мотросовъ съ сандалами.
Такъ тотъчасъ подбежали грѣческия матросы; такъ мы ихъ
порядили нагънать корабль, дали тарель зъ дву человѣкъ. Толко мы
л. 233. въ сандал сѣли - анъ тотъ господинъ, у ково мы // обѣдали, и
прибѣжалъ на пристань, а мы уже отпущаемся, и спросилъ у мат-
росовъ: "Что-де поредилися изъвозу?" И они сказали, что тарель.
А онъ выфатилъ исъ кармана тарель да и кинулъ въ лотку: "Вот
де вамъ извосъ за нихъ, боле-де тово не берите". А самъ сталъ со
мною прощатца: "Прости-де, Бога ради, моя-де вина!" Я, су, лише
подивился: етакая християнская душа! Потом мы поклонихомся
ему и отпустихомся на море.
Отвезли насъ матросы от брега версты с три да и покинули
л. 233 об. грѣсти, а сами и стали на насъ просить еще за провоз: // "Тово-де
мало, не хотимъ вести!" И стало наше дѣло. Мы то такъ то сякъ -
не вѣзуть: "Дай-де еще тарель!" А тот, кой възяли за извосъ, и
бросили мнѣ в санъдалъ. И я, су, что дѣлать, и възялъ: "Ну, молъ,
поежайте назатъ, и я, молъ, буду паши на васъ бить челомъ!"
И много шумѣли, такъ они стали уже и тотъ тарелъ назадъ
просить, такъ я отдалъ имъ. Они же погрѣбши мало да опять перѣста-