XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
176
Тексты
А харчь всякую держать, чево похошъ, и вина, всего много. А по-
стоялаго не беруть, толко харчь покупають у нихъ. Изъ Царягра-
да езъдять въ Едринополя болшими корованами, человѣкъ 500,
400, 300, - обычей таковъ; и смирно зѣло, хочь адинъ поезжай.
Июня въ 24 день приидохомъ въ местечко Черное: зѣло хо-
л. 108 об. рошо, болши иного города; мечетѣй в нѣм // и всякаго харчю
много. И тутъ стояхомъ до ночи, и поидохом, мало не всю ночь
идохомъ.
Июня въ 25 день приидохомъ въ местѣчко Бурганъ, будеть зъ
город хорошей; и тутъ пребыхомъ до ночи. А шли мы изъ Царя-
града въ Едрино подле моря полтретья дни; и потомъ отвратихом-
ся от моря въправо къ Едрину; а шли всѣ въ заподъ лѣтней.
А какъ подлѣ моря идешъ ночью и въ день, хошъ дъве шубы
надень, такъ въ меру: очень подле моря холодно. А когда от моря
поворотилися въ степъ, то было от жару всѣ зъгорѣли. Того ра-
л. 109. ди и ходъ бываеть въ ночь, а въ день все // стоять, что нелзя от
зною итить, оводъ силной. Дивная та дорога и шествие! Когда изъ
Царяграда до Едринаполя едешъ или въ Царьградъ, посмотрищъ
на корованъ: вѣрстъ на петь идеть, что маковъ цъвѣтъ; да по вся
дни такъ: иныя въ Станбулъ, а иныя изъ Царяграда. Радосно
шествие силно и лъстиво, нуждъ никакихъ не бываеть. А въ тѣхъ
корованахъ турки, греки, жиды, армяне и многия языки. А мы
толко двое да проводникъ, а никто насъ не обидить ни хульнымъ
словомъ. Толко какъ наедет турчинъ, такъ молвить: "Бакъ, по-
л. 109 об. пасъ московъ?" А мы скажемъ: // "Московъ" - такъ онъ и по-
ехолъ прочь. А от Царяграда до Едрина всѣ степъ голоя, ни
прутика нѣтъ. А дорога силна глатка, горъ болшихъ нѣтъ, а възво-
локи хорошия.
И еще минухомъ два местечка. А въ послѣднемъ мѣстечке
тутъ царевъ сарай и стоялой дворъ лутче нашего гостинова двора,
тутъ начевахомъ. И среди двора тово колодесь великъ зѣло, а
вода ровна стоить со исътрубомъ. А воду безъпрестанно беруть и
коней поять, а она паки в равности стоить. Шли мы да Едринаполя
4 дъни, и въ 5 день о полудни пришли, и стахомъ въ ганѣ, сирѣчъ
л. 110. въ гостинѣ дворѣ. // А держить тотъ дворъ греченинъ, ево земля
и ево строение.
Июня въ 26 день приидохомъ въ Едринополе, того ж дни подал
челобитною, чтобы намъ дали указъ во Иерусалимъ. И торжа-
манъ Александра сказалъ: "Сидите-де въ ганѣ, указъ-де вамъ го-
товъ будет". И во 2 день захворалъ у меня товарищь Григорей,
а лежалъ три дни. Трудно силно да и нужно силно было; дни жар-
кия, такъ тяжко силно въ Едринѣ от зною.