XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
158
Тексты
л. 70. товаръ продасть". // Такъ мы опять въ монастырь возъвратихом-
ся, и възявши товаръ, и поидохомъ вь елдеганъ, сирѣчъ
гостиной дворъ. И тутъ свелъ насъ с грѣкомъ и товаръ ему отдалъ
продать.
Потомъ мы пошли с нимъ по Царюграду гулять и приидохомъ
къ церкви Софии Премудрости Божий къ двѣремъ заподнымъ,
а заподныхъ дверей 9-ры, врата все мѣдныя. И въ тѣ поры турки
въ церкви молятся; мы же стояхомъ у вратъ и смотрехом ихъ
бѣснования, какъ они, сидя, молятся. Потомъ турчинъ, вышед,
сталъ насъ прочъ отбиватъ: "Гайда, попасъ, гайда, пошолъ-де
л. 70 об. прочъ! // Зачѣм-де пришолъ, глядишъ, тутъ-де босурманъ?" Такъ
мы и прочъ пошли. Потомъ вышелъ иной турчинъ да и зоветъ
насъ: "Гель, московъ, гель, потъде сюда!" Такъ мы подошли, а
Василей и сталъ по-турецки говорить. "Чего-де хочете?"-Такъ
Василей сказал: "Московъ попасъ вар тягатъ, есть у него указъ,
пусти-де ево посмотритъ церкви". И турчинъ спросилъ: "Сколко
васъ человекъ?" И мы сказали: "6 человекъ". И онъ молвилъ:
"Бирь адамъ учъ пари, по алтыну-де сь человека". Такъ мы и
дали по алтыну, а онъ насъ и повелъ въверхъ, а въ нижнею не
пущают.
л. 71. И когда мы възошли на верхнею полату, тогда ум // человечь
пременится, такое диво видѣвъше, что уже такова дива в подъсол-
нечной другова не сышешъ, и какъ ея описать - невозможно.
Но нынѣ вся ограблена, стѣнне писмо скребено, толка въ ней
склянечныя канъдила турки повѣсили многое множество, для то-
во они в мечетъ ея претворили. И ходихомъ мы, и дивихомся
таковому строению: уму человечю невъместимо! А Кокова церковь
узорочиста, ино мы описание и здѣ внесем Иустиниана-царя, какъ
ея строилъ, все роспись покажеть; тутъ читай да всякъ увѣсть.
А чтобъ кто-то перва самъ видя ету церковь да мог бы ея опи-
л. 71 об. сать - и то нашему бренъі/ному1 разуму невмѣсно, чтобъ не
погрешить описаниемъ, а иное забудетца, такъ погрѣшна и стала.
Мы же ходихомъ, и смотрихом, и дивихомся такой кросотѣ, а сами
рекохом: "Владыко-человеколюбче! Како такую прекрасною
матерь нашу отдалъ на поругание басурманом2!" Α предѣлы въ ней
всѣ замуравлены, а иныя врата сами замуровалисъ. И турчинъ
намъ указавалъ: "Ето-де не турча замуровалъ, сами-де, алла,
Богъ-де". А что въ томъ предѣле есть, и про то греки и турки не
зънають; какое тамъ таинъство, про то Богъ вѣсть единъ. Мнѣ
турчинъ далъ каменъ изъ помосту мраморной; а самъ мнѣ
л. 72. ве//лѣлъ спрятать в нѣдра: а то де туръча увидит, так де недобре.
Доброй человекъ - турчинъ, кой насъ водилъ!