XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Вторая редакция
153
дворъ добуду, гдѣ стоять". И я ему молвилъ: "У насъ, моль, есть
государевъ листъ". И онъ у раиза спросилъ по-турецки: "Гдѣ-де
ихъ товаръ, въ каторой юмруке?" И раизъ ему сказалъ, что на
Колацкой юмруке възяли турки. Такъ онъ велѣлъ мнѣ възять
листъ царской. Такъ я възявъши листъ, да сѣдши въ коикъ, да и
поехалъ къ юмруку.
И когда мы пришли въ юмрукъ, такъ тутъ сидять турки з
жидами. И турчинъ-юмручей спросилъ у толмоча: "Корнилия,
зачѣмъ-де попасъ пришелъ?" И онъ ему сказалъ: "Е, салтану ба-
л. 59. сурманъ юмручей, // въчера-де у него на корабли възяли товаръ,
а онъ-де не купецкой человѣкъ. Онъ-де едѣтъ во Иерусалимъ, то-
дѣ у него что есть - непродажное у него-де то, пекнешъ, сирѣчъ
подарки-де то-де везѣть туда". Тогда турчинъ велѣлъ разбить
товаръ и перѣписать, да на кости выложил, и сказалъ толмачю
нашему: "Вели-де попасу дать юмруку 20 тарелѣй и товаръ възять".
И толмач мнѣ сказалъ, что 20 тарелѣй просит. И я ему, турчени-
ну, листь подалъ; и турчанинъ листъ прочелъ да и сказалъ:
"Алмазъ, сирѣчъ не будетъ-де того, что не възять с него юмруку.
л. 59 об. Знаем-де мы указы!" И тутъ миленъкой толмачъ нашъ // долго с
ними шумѣлъ, такъ они и вонъ ево со мною выслали: "Дашъ-де
юмрукъ, такъ и товаръ возмешь!"
И мы, вышедъши, стоя да думаемъ: "Что дѣлать?" Тогда
видѣ насъ турченъ, какой-та доброй человѣкъ, да и сказалъ
толмачю: "Что-де вы тутъ стоите? Е, тутъ-де не будеть ваше дѣло
зъдѣлано; здѣ-дя сидятъ сабаки, ани-де возмуть пошлину. Поезъ-
жайте-дѣ на Станъбулъскою сторону къ старѣйшему юмручею,
тот-де милостивъ и разъсудливъ; а жиды-де немилостивы:
они бы де и кожу содрали, не токмо пошлину възять!" Такъ мы
л. 60. и послушали турчина, хошъ и босуръманъ, да // дѣло и правду
сказаваеть.
Такъ мы сѣдши въ каикъ да и поехоли на Цареграцкою
страну. И пришли въ юмрукъ; и сидитъ турчинъ да тютюнъ пьеть, и
въспросилъ въ толмоча: "Зачѣм-де попасъ пришелъ?" И онъ ему
сказалъ: "Ето-де попас московъской, идеть во Иерусалим, у
негоде есть указъ московъскаго царя, чтобы по пѣремирному
договору нигдѣ ево не обижали; и зъде-дѣ, въ Станбулѣ, въчера на ко-
раблъ приехоли с Колацкаго юмъруку да и взяли-де у него пешъ-
кешъ ерусалимъской, которой-де онъ туда везъ," - да и подалъ
л. 60 об. ему листъ. Такъ онъ стал чести // листъ, а другой турчинъ, това-
ришъ ево, зъбоку тут же въ листъ смотрит; да другъ на друга
възглядаваютъ да сами смѣются. И прочетши лист да сказалъ:
"Я-де тово рухледи не видалъ, сколко ево, вотъ де я пошлю при-