XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Вторая редакция
151
кой птицы: имъ морьская вода непотребна, для тово что она
солона и горка. А море Чермное.
Марта 20 дня утре рано бысть вѣтръ зѣло поносенъ, и пусти-
хомся на морѣ Чермное. И егда въплыхомъ въ море, тогда мор-
ский возъдухъ зѣло мнѣ тяжекъ стал, и въ томъ часу я занемоще-
валъ и сталъ кармъ вонъ кидать, сирѣчъ блевать. Велия нужда,
къто на мори не бывалъ, полтора дъни да ночъ всѣ блевалъ.
л. 54 об. Уже // нѣчему итить изъ чрева, толка слюна зелѣная тянетца и не
дасть ничего не спить, ни сьесть - все назатъ кидаеть. А ко-
раблѣники намъ смеютца да перѣдражневають, а сами говорятъ:
"То-де вамъ добро". А Лука у насъ ни кърехнулъ. Что жъ здѣла-
ешъ? Богу не укажешъ. А, кажетца, по виду и всех хуже былъ, да
ему Богъ далъ ничъто не пострадатъ. Да онъ и послужил намъ:
бывало испить принесѣть или кусокъ съесть.
А на мори зѣло бысть вѣтръ великъ, с верху коробля насъ
всѣхъ збило, черезъ корабль воду бросало морскую. Охъ, ужесть!
Владыко-человеколюбецъ! Не знать нашего корабля въ волнахъ,
л. 55. кажетца, выше // насъ вода-та, въверхъ саженъ пять. И видѣ
такую неминучею раизъ, что меня на кораблѣ моръская вода всего
подмочила, такъ онъ, миленкой, възялъ къ себѣ в каморку свою,
гдѣ он самъ спить, и положилъ меня на своей постели, и коцомъ
прикрылъ, да и тазъ поставилъ мнѣ, во что блевать. Спаси ево
Богъ, доброй человѣкъ былъ! Кабы да еще столъко шъ плыть,
то бы совершено бы умереть было! Ужѣ нелзѣ той горести пуще!
Да по нашимъ счаскомъ, далъ Богъ, въскорѣ перебежали. Такову
Богъ далъ погоду, что от Дуная въ полтора дъни перебѣжалъ
л. 55 об. корабль. И раизъ нам сказалъ: "Я-де уже 30 лѣт хожу, а то//кова
благополучия не бывало, чтобы евъте часы такъ перебѣжать.
Бывало-де и скоро, 5 дней или недѣлю, а иногда-де и месяцъ -
какъ Богъ дасть; по вашему-де счастию такъ Богъ далъ скорой
путь". Мы же, грѣшнии, хвалу Богу воздахомъ: "Слава тебѣ,
Господи! Слава тебѣ, святый!"
И егда вошли межи горъ и моря къ Царюграду, тогда раизъ
меня, пришелъ, волочеть вонъ: "Поиди-де вонъ, Станъбулъ бли-
ско, сирѣчъ Царъградъ!" Такъ я кое-какъ выполасъ на верхъ
корабля. А когда мы вошли въ проливу межу горъ, тутъ на воротахъ
морскихъ на горахъ высоко стоять столпы. А ночью въ нихъ
л. 56. фо//нари со свѣчами горять - знакъ показують кораблемъ ночью,
какъ попасть въ гирло. Естьли бы не ети фонари, то ночью не по-
подешъ въ вустье. И мало пошедъ, стоять два города по обѣ
страны турецкия, и пушекъ зѣло много. Ете горотки для воиньскова
опасу зъдѣланы зѣло крѣпко, мудро то мѣсто пройти. А тутъ уже