XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Вторая редакция
147
лась, всяко размышляли: итить или назатъ воротится? Нанели
было языка до Иерусалима - волошенина, многия языки знаеть, -
по 30 алтынъ на месяцъ, пить и есть наша, да стали у него рѣчи
непостояны: нынѣ такъ говорить, а утре, пришедъши, другия; все
переговариваеть, во адномъ словѣ не стоить. Помнилось ему, что
дешево нанелся, чи шъ, Богъ ево знаеть. Мы же видѣвше его не-
л. 45. постоянъство // да вовсе отказали. Печално было силно, да уже
стало въ томъ, хошъ бес толмача, а ехоть. Господи, помилуй!
Столко перѣехоли да столко нужды принели, да назатъ ехоть?
Стыддъно будеть! Что дѣлать? Живем много, товарищей нѣтъ,
а проводить никто не наимаетца. И сыскался миленкой убогой
человекъ, нанелся у насъ до Голацы, дали мы ему 23 алтына двѣ
денъги.
Марта въ 7 день възяхомъ у господаря воложскаго листь и по-
идохомъ изъ Ясъ къ Голацамъ. Первый день идохомъ лѣсомъ, а в
тѣ поры припалъ снежекъ маладой. Покудова до лѣсу доехоли, //
а онъ и стаялъ - такъ горше стало: все ослизло, а горы высокия,
л. 45 об. неудобъпроходимыя. И едва дъвойкою выбились, а въсего лесу
верстъ съ 10. Да во всю дорогу такой нужды нѣ было, день весь
бились. И едва къ ночи добились до местечка, и то все разорено;
хаты три стоять для почтарей да церковъ каменая, зѣло хороша; и
мы тутъ начевать стали.
И въ полуночи прибѣгъ волак, а по-руски гонецъ, с тайными
дѣлы от туракъ къ господарю. И пришли к намъ турки со свѣча-
ми. И сталъ нашихъ лошедей брать подь себя, мы же не довахомъ
л. 46. им. // А они прося ключа конских желѣзъ: лошеди были скованы -
такъ ключа у менѣ просит, а я ему не доваю. Турченинъ вынел
ножъ да замахнулся на Луку, а он, миленъкой, и побѣжалъ; и
толмач скрылся. Възявши коней да и погнали скованыхъ до тово
мѣста, гдѣ стоять, а за ними я одинъ пришолъ, да плачю, и Богомъ
ихъ молю, чтобы отдали. А на ока вина такъ и възяли; самому тур-
чанину будто стыдно такъ, а онъ вилѣлъ отдать. Слава Богу-
свѣту, что отдали, а то бѣда была бъ немалая бъ: мѣсто пустое,
л. 46 об. нанять не добудешъ. //
И въ третий день приидохомъ въ Борлатъ - местѣчко воложъ-
ское, самое убогое. Тутъ мы начевахомъ, искупихомся запасомъ
себѣ и конем и утре рано поидохомъ. И дорога зѣло гориста.
А толмачъ нашъ мало пути знаеть, такъ велъ насъ нѣ темъ
путемъ. Иная бъ дорога была глаже, а он все велъ насъ горами да
дубравами - и самъ, милой, не знаетъ. Много на него я и ропталъ,
а инъде хотелъ и побить, да Богъ помиловалъ от таковаго грѣха -
простой бѣдной мужикъ. Как нанимался, такъ сказывалъ: "Я до