XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
142
Тексты
дороги коло на деревѣ высоко, тутъ купецкия люди плотятъ
мыто. А та Бѣлогоротка Софийскаго монастыря, такъ на монастырь
л. 32 об. мыто збирают. И того // дни мы начевахомъ на бару, в лесе съкла-
ли огнь великий. И утро рано поидохомъ, и той весъ денъ не виде-
хомъ ни селъ, ничего, шли все дубравами. И начевахом у плотины,
прежде сего мелница была. И та нощъ зѣло холодна была,
перѣзябли въдрѣбъзгъ.
И утре рано приидохомъ подъ Хвастовъ, городокъ Палѣевъ, и
стахомъ у вола земленаго. А в том городку самъ полковникъ
Палѣй живѣтъ. Прежде сѣго етотъ городокъ былъ ляцкой, и
Палѣй насилиемъ ево у нихъ отнялъ да и живутъ въ немъ. Горо-
дина хорошая, красовито стоить на горѣ, но и по виду некрѣпокъ,
л. 33. а лю//ди въ немъ что звѣри. По земляномъ валу ворота частыя, а
во всякихъ воротъ копаны ямы да соломы наслано. Въ ямахъ такъ
полѣевшина лѣжатъ человекъ по 20 и по 30: голы, что бубны,
безъ рубахъ, наги и страшны зѣло. Α в=оротѣхъ из сѣлъ про-
ехатъ нѣлъзя ни с чемъ; все рвутъ, что сабаки: дрова, солому,
сѣна, - с чемъ ни поезъжай. Харчъ в Фастовѣ всякая зѣло
дешева, кажетца, дешевле киевъскаго, а от Фастова пошъло дороже
въдвое или вътрое. И тутъ купецкия люди платили мыто. Стояли
мы въ Фастовѣ съ полъдня.
л. 33 об. И поидохом, и начевахомъ // в селѣ Палеевѣ Мироновкѣ. И во
2 денъ, въ месные заговеньи, приидохомъ в городокъ Паволочъ.
Тот городокъ у Палѣя уже порубѣжной от ляховъ. А когда мы
приехоли и стали на плошеди, - а того дни у нихъ случилосъ
много свадебъ, - такъ насъ объступили, как есть окола медвѣдя, все
козаки, полѣевшина, и свадбы покинули. Α всѣ голудъба безъпор-
тошная, а на иномъ и клока рубахи нѣтъ. Страшны зѣло, черны,
что арапы, а лихи, что сабаки, - изъ рукъ рвутъ. Они на насъ, стоя,
дивятца, а мы и вътрое, что такихъ уродовъ отроду не видовали.
л. 34. Въ томъ горо//дку мы начевали и всю ночъ стереглися. Тутъ ку-
пецкихъ людей мытомъ силно ободрали.
Февроля въ 6 денъ, въ понедѣлникъ Сырныя недели, от
полудни ядъши хлѣба, и забравши всякаго харча себѣ и конемъ овса и
сена, и поидохомъ въ степъ глубокою. И бысть намъ сие путное
шествие печално: бяще бо видѣти ни града, ни сѣла; аще бо быша
прежде сего гради красни и нарочиты селы видѣниемъ, но нынѣ
точию мѣсто пусто и ненасѣлено; не бѣ видѣти человека, точию
пустыня велия и звѣрей множество - разорено все от крымцовъ.
л. 34 об. А земля велми // угодна и хлѣбородна, и овощу всякого много,
сады что дикой лѣсъ: яблоки, арехи воловъсъкия, сливы, дули, -
да все пустыня, не дают сабаки-татары населитца! Толко населят-