XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
136
Тексты
того же дни поидохом въ путь свой. От Ботурина до Борзны
30 верст.
Генваря въ 23 денъ поидохомъ изъ Барзны и к Нѣжину, а
дорога уже стала, и зѣло нужда. И съехалися с нами московския
стрелцы: были торговыя люди, а живутъ они въ Путимли, а ехоли
они к Нѣженъской ярмонки - такъ они с нами и поехали. А мы
имъ зѣло ради, потому что имъ путь вѣдомъ, а намъ дорога незна-
л. 20. кома. И того дни нача//вали въ корчмѣ, едва добилися съ великою
нуждою; и утре востахом и поидохомъ. А уже снѣгу ничево нетъ,
и земля голая. Нужда была великая: ветръ былъ намъ противной;
не токмо что намъ было лзя ититъ, и лошеди останавливалъ, и
людѣй всѣхъ. Охъ, нужда! Сѣдетъ нелъзя, носилу по земли сани
волокут, а насъ вѣтръ валяитъ. Станещъ за сани держатца, такъ
лошедъ остановишъ. Увы до горе! Была та дарошка слатка, слава
Богу, нынѣ уже забыто! Едва мы добилися до Моксимовай
корчмы. И тутъ дали конемъ корму, и отдохнули, и сами хлѣба поели,
л. 20 об. да опять побрели, // а вѣтръ мало утихъ. Едва с великою нуждою
добились до Нѣжина, конѣй зело умордовали, а сами такожде уто-
милися, что сонныя воляемся.
И когда мы вошли во градъския вората, тогда кораулыпики
стали насъ звать до воеводы. Мы же поидохомъ къ воеводѣ, а
воевода былъ немчинъ. И воевода у насъ проезъжей грамоты досма-
тривалъ и отпустилъ насъ с миромъ. Мы же поидохомъ и обрето-
хом братию свою - калуженъ, купецких людей, приехали къ
ярмонки торговатъ - и стахомъ с ними на одномъ дворѣ. И они намъ,
миленкия, ради, что сродницы. Спаси ихъ Богъ за ихъ любовъ!
л. 21. Да спаси Богъ, Давыда Стефановича! Тот-та, // миленъкой,
християнъская душа, тот нам и всячиною промышлялъ, и пеклъся
нашим путемъ, и денъги намъ объменялъ (золотыя и тарели на
московския денъги), и тилѣги намъ покупилъ, и товарищевъ въ
Царьградъ сыскалъ, грековъ. А насъ, покудава мы жили в
Нѣжинѣ, поилъ, и кормилъ, и денгы на дорогу и масла крынку
далъ, а мнѣ Новой Завѣтъ далъ острожской печати. Спаси ево
Богъ, свѣта, и дружину его! Онъ у нихъ что полковникъ, во всемъ
его слушаютъ. И спаси Богъ Галактионушка, Мосагина по про-
зъванию, доброй человѣкъ и Семѣнъ Григорьевичъ Ольферовъ -
л. 21 об. всѣ, миленъкия, нашим путемъ радѣли, что // родныя братия!
Городъ Нѣженъ стоить на плоскомъ мѣсте. Два города в
немъ: одинъ земленой, астрогъ древянъной; великъ жильемъ,
и строенъе в нѣмъ хорошо. Грековъ много в немъ живуть тор-
говыхъ людей. И Давыдъ Стефановичъ проводилъ насъ з
дружиною своею за градъ якобы поприща три, и плакали они по нас.