XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Первая редакция
117
за прошлыя9 годы подъемъ даватъ. Веть де вы службы не
служили, за что-де вамъ датъ?" Такъ они голову взявши да и удавили,
и удавивши10 да и пошли по рядамъ, грабить ряды. И мы в тѣ
поры прилунились в рядахъ - едва ушли на гостин двор да и
л. 148. заперлисъ. // А в рядахъ и в дворахъ вездѣ толко стукъ да громъ
стоитъ, какъ запираются по рядамъ и по дворамъ. Потомъ бунту
было часа на 2.
Потомъ прибѣгли янычары1 царския да и перехватали
янычар - такъ бунтъ2 унялся. А мятежъ по всему Царюграду до ночи
не утишился. И вездѣ в домехъ3 по всему Царюграду ужас
великой: крикъ4, пискъ бабей, робячей. А то и крычат: "Москва
пришла, московския корабли! Увы, погибѣлъ пришла Царюграду!"
А дворы.заперши да ямы копали. И турки ходячи по Царюграду з
дубьемъ да бьютъ в ворота, чтоб не мятежились, а сами говорятъ:
"Нетъ Москвы, нетъ5, то-де янычары6 взбунтовали!" И к ночи
едва уняли7 мятежъ. Мы же зѣло подивилися: "Куда, моль, на ту-
рокъ ужасъ напалъ от московского8 царя?" А сами удивляемся.
Да9 что, су10, и удивлятся? Время-то приходит, такъ на нихъ и
страхъ Богъ попускаетъ, знамение предпосылает страхованное*. //
л. 148 об. Потом мы стали убиратся в село Яниково: на Черное море
корабли все изъ Яникова-села отпущаются; а товары в коикахъ во-
зять; а село Ениково1 от Царяграда 10 верстъ. Мы же убравшися с
рухледью в коикъ, да и поѣхали въ Ениково, и стали на том же
дворе, гдѣ московския купцы стоятъ. А купцы еще в караблъ2 не
клалися, ожидали из Андреянъполя3 указу. И не дождалисъ указу,
стали кластися в кораблъ. Толко поклалисъ - ан указъ пришол4,
что ѣхатъ горами на5 Голацы чрез Дунай-реку, а на турецкихъ
подводахъ, да 200 человекъ турокъ-провожатыхъ дано до Киева
провожатъ, да воловъ6 120, во всякую арбу по7 4 вола. А Иванъ
Кадминъ с товарыщи, с которыми уклался в корабль, не поѣхалъ
сухимъ путемъ, не сталъ ис корабля8 выбиратся. Толко поѣхали
л. 149. Житковы, прикащики гостя московского Ивана // Исаева да
Матвея1 Григоръева2. Они поѣхали сухимъ путемъ, а мы съ калужа-
ны3 - морем, в карабле4.
Мы же после ихъ отпустилися, три5 дни спустя, и пришли на
устье моря Широкова. Тутъ стоят два6 городка турецкихъ по обѣ
стороны, пушекъ зѣло много. А городки вновъ подѣланы: боится
турокъ нашего государя приходу под Царъград7. Тутъ стоит
застава, осматривают ружъе у нас на корабли8 у московскихъ купцовъ9.
А у нашихъ купцов10 былъ взят листъ у паши, чтоб пропустить11
по щету ружье московское. И тако пришед турчанинъ да и пере-
смотрелъ12, и против указу перечел ружъе великое да и отпустил.