Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
482 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. апостоловъ Агнца", есть самое праздное и чудовищное предполо¬
женіе. Апостольство св. Павла не было ни отъ людей, ни чрезъ
людей. Если не отвергать спокойнаго и яснаго свидѣтельства
св. Луки въ угоду вымысловъ безыменныхъ еретиковъ, то двѣнад¬
цать, и между ними св. ап. Іоаннъ, выразительно утвердили апо¬
стольское право св. Павла, дали ему правую руку дружества, приз¬
нали его равенство съ собою, не нашли никакого заблужденія въ его
ученіи, признали его независимость въ обширной сферѣ его труда,
и даже обращались въ нему съ просьбою о помощи ихъ бѣднымъ.
Св. Поликарпъ былъ слушатель и преданный почитатель св. ап.
Іоанна. Еслибы св. ап. Іоаннъ дѣйствительно съ опасеніемъ и стра¬
хомъ относился къ ученію ап. Павла, то могъ ли бы св. Поликарпъ
говорить объ этомъ апостолѣ, какъ „благословенномъ и славномъ
Павлѣ" т)? Что касается николаитовъ, то мы не знаемъ никакихъ дан¬
ныхъ, которыя бы давали возможность видѣть въ нихъ послѣдо¬
вателей ап. Павла, даже еслибы допустить нелѣпое мнѣніе, что
Николай (что означаетъ „побѣдитель народа") есть греческій пе¬
реводъ имени „Валаамъ*, которое съ недостаточнымъ основаніемъ
переводится какъ „соблазнитель народа" ,9В). Поведеніе Валаама
и передаваемое преданіемъ ученіе діакона Николая ,#а) были бы
по меньшей мѣрѣ столь же омерзительны для ап. Павла, какъ и
для ап. Іоанна. Онъ самъ то и дѣло обличалъ такія нечистыя и
антиноміанскія ученія языкомъ не менѣе сильнымъ и основатель¬
нымъ, чѣмъ это видимъ мы въ Апокалипсисѣ. Изъ примѣра Ва¬
лаама онъ даже самъ извлекъ подобный же примѣрч. предосте¬
реженія (1 Еор. х, 7, 8). Говорить, что въ какомъ бы то ни было
смыслѣ, буквально или аллегорически, онъ, или кто либо изъ его
дѣйствительныхъ послѣдователей, когда либо соблазнялъ христіанъ
къ любодѣйству, въ формѣ ли примиренія съ идолопоклонствомъ
или легкаго отношенія къ нечистотѣ, значитъ взводить чудовищ¬
нѣйшую клевету на одного изъ чистѣйшихъ святыхъ Божіихъ. Если
правда, что какіе либо христіане извращали къ своей собственной
погибели, или къ погибели другихъ, его ученіе о христіанской
свободѣ, то онъ самъ первый выступалъ противъ такихъ извраще¬
ній. Никогда онъ, прямо или косвенно, не склонялъ людей ѣсть
„идоложертвенное". Въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ' совѣсть отнюдь не
уязвлялась такимъ яденіемъ, какъ напр. среди твердо убѣжденныхъ,
что идолъ есть ничто въ мірѣ; когда такое мясо несознательно
покупалось на рынкѣ или вкушалось въ обычномъ сношеніи обще¬
ственной жизни,—въ такихъ строго опредѣленныхъ случаяхъ онъ
училъ,- и училъ правильно, что предметъ этотъ былъ безразличенъ.
Если -г’оворя: „я не наложу на васъ никакого другаго бремени",