Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
478 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. такъ что- читатели его заранѣе'могли быть знакомы съ нею. Но
наконецъ и быть можетъ главнымъ образомъ это зависѣло отъ
опасностей времени. Апокалипсисъ, по самому значенію этого слова,
означаетъ книгу, которая, по своему содержанію, имѣетъ болѣе
или менѣе криптографическій характеръ. Отсюда, во всякой апо¬
калипсической книгѣ (въ книгахъ Ездры, Еноха, Варуха, не ме¬
нѣе чѣмъ и ап. Іоанна) для насъ неизбѣжно встрѣчаются такія зат¬
рудненія въ подробностяхъ толкованія, которыя быть можетъ не
существовали для современныхъ читателей. Но если что нибудь
было темно и для нихъ, то оно болѣе чѣмъ возмѣщалось вытекаю¬
щею отсюда безопасностью. Никакая опасность не грозила ран¬
нимъ христіанамъ больше, чѣмъ до чудовищности необычай¬
ное 'развитіе политическаго шпіонства. Если кому нибудь изъ
этихъ шпіоновъ попадалось какое-либо христіанское сочиненіе, ко¬
торое можно было бы истолковать въ смыслѣ нападенія или из¬
дѣвательства надъ кѣмъ нибудь изъ страшныхъ гонителей, то цѣлыя
сотни христіанъ могли бы подвергнуться наказанію по обвиненію въ
государственной измѣнѣ (Іаева ппуевіав), чтб въ то время было наи¬
болѣе страшнымъ орудіемъ деспотической власти. Апостолъ Па¬
велъ, пиша Ѳессалоникійцамъ даже въ такую раннюю пору, какъ
52 годъ, нашелъ необходимымъ говорить о римской имперіи и
императорахъ Клавдіѣ и Неронѣ въ словахъ загадочной таинствен¬
ности (2 Ѳесс. и, 3—12). Ап. Петръ, дѣлая случайно намекъ на
Римъ, принужденъ былъ скрыть это подъ таинственнымъ именемъ
Вавилона (1 Петр. ѵ, 13). Даже I. Флавій скорѣе предпочелъ съ
таинственною внезапностью прервать свое толкованіе книги Даніила,,
чѣмъ заявлять, что тамъ предсказывается судьба Римской имперіи.
Таинственные методы' намековъ по подобнымъ же причинамъ то и
дѣло усваиваются въ Талмудѣ. Ап. Іоаннъ видѣлъ въ Леронѣ во¬
площеніе противника Христова^ но было бы крайне опасно для
цѣлыхъ общинъ, быть можетъ для всей церкви, если бы онъ от¬
крыто сдѣлалъ въ письмѣ или указаніе на характеръ Нерона, или
изложилъ бы пророчества о его участи. Онъ могъ сдѣлать это
только подъ прикрытіемъ пророческихъ символовъ св. Писанія, ко¬
торые для всякаго языческаго читателя могли казаться безсмыслен¬
ными рапсодіями, но ключъ къ таинственному значенію которыхъ,
какъ онъ хорошо зналъ, находился въ рукахъ тѣхъ, для кого трлько
и предназначалось его Откровеніе. Можно положить за правило,
для котораго нѣтъ исключеній, что комментаторъ, приближающійся
въ, Апокалипсису безъ полнаго признанія того факта, что въ своемъ
тонѣ и въ своихъ символахъ онъ имѣетъ весьма близкое сходство.
Съ множествомъ другихъ апокалипсическихъ' книгъ, какъ іудей-
лжихъ, такъ и христіанскихъ, несомнѣнно пойдетъ по ложному