Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
11 г ттпгтг—т^хпг тѵгШлШШЦІ'ВЗй’ новей Іуды не трудно было нѣсколько лѣтъ спустя (въ 8 году по'
Р. Хр.) раздуть тлѣющіе угли въ новое пламя (въ 47 и 66 гг.).
Возмущеніе Іуды произошло въ то время, когда ан. Іоанну было
около 20 лѣтъ отъ роду,—возрастъ, въ которомъ іудейскій маль¬
чикъ ‘вступалъ въ отправленіе обязанностей зрѣлости. Конечно
невѣроятно, чтобы это событіе, произведшее столь обширное вол-
неніёу прошло безъ всякаго слѣда въ его памяти. Его симпа¬
тіи навѣрно были на сторонѣ цѣлей, если не дѣлъ, этого смѣ¬
лаго' патріота. Въ обоихъ сыновьяхъ Зеведея мы видимъ нѣкото¬
рую огненную запальчивость, и она то именно послужила пово¬
домъ, по которому Спаситель далъ имъ прозваніе „Воапергесъ*—
сыновъ грома І0). Они вѣроятно раздѣляли нѣкоторые изъ тѣхъ
взглядовъ, которыми нѣкогда руководился ихъ собратъ апостолъ
Симонъ Зилотъ "). Если домъ Зеведея находился въ самой Виѳсаидѣ, или около
нея, то два его сына должны были возрастать въ постоянномъ
общеніи съ Филиппомъ, Андреемъ и Петромъ, съ его двоюрод¬
ными братьями, сыновьями Алфея и съ Наѳанаиломъ, жителемъ
неподалеку лежавшей Каны. Посѣщалъ ли онъ когда нибудь домъ
Пресвятой Дѣвы Маріи въ Назаретѣ и видѣлъ ли безгрѣшную
юность Іисуса и суровую законническую ревность „Его братьевъ", —
мы не знаемъ; но во всякомъ случаѣ мы видимъ, что онъ полу¬
чилъ то лучшее изъ воспитаній, которое состоитъ въ жизни среди
прекрасныхъ и благородныхъ натуръ, и въ свободной здоровой
жизни суроваго призванія ’и прекрасной страны. Но что болѣе
всего облагороживало душу этихъ юныхъ галилеянъ, такъ это
именно.то, что съ совершеннымъ упованіемъ на Бога они всѣ
пламенно ожидали утѣшенія Израилева, искренно лелѣяли въ своей
душѣ мысль, лежавшую въ глубинѣ сердца всего того, что было
лучшаго и глубочайшаго въ Ветхомъ Завѣтѣ, именно надежду, что
наконецъ придетъ обѣтованный Мессія. О раннихъ годахъ его жизни намъ не сообщается ни одной
подробности. Впервые мы видимъ его—очевидно, уже въ лѣтахъ
первой возмужалости—въ качествѣ ученика Іоанна Крестителя ,2).
Разсказывая объ этомъ событіи, онъ не упоминаетъ своего имени,,
такъ какъ въ своемъ Евангеліи онъ вообще обнаруживаетъ отли¬
чающую его сдержанность. Но никогда не возникало сомнѣнія ка¬
сательно того, что ОНъ именно есть тотъ ученикъ, который былъ
съ ап. Андреемъ, когда они услышали отъ своего учителя слова,
которыя должны были оказать вліяніе на всю ихъ послѣдующую
жизнь.. Іоаннъ Креститель, принявъ депутацію, которую прислалъ
синедріонъ для изслѣдованія его пророческихъ нравъ, заявилъ ей,<
что онъ не Христосъ, не Илія, и не пророкъ. На слѣдующій