Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
470 ПЕІ’-ВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. прошедшаго;’ настоящаго и непосредственно будущаго. Въ этихъ-
пророчествахъ мы видимъ картину вѣка, какъ она представлялась
боговдохновенной душѣ христіанина и апостола. И мы можемъ
сравйить и сопоставить ее съ тѣми строками, въ которыхъ онъ
представлялся язычникамъ, въ родѣ Тацита и Светонія, и іудеямъ,
въ -родѣ I. Флавія или авторовъ книгъ Еноха и Ездры. Правда,
благодаря недостаточному знакомству нашему съ апокалипсическими
символами, которые были знакомы іудейскимъ христіанамъ того вре¬
мени, невидимому на первый разъ многія мысли апостола имѣютъ
для насъ необычайную туманность. Но съ одной стороны неяс¬
ность эта не касается тѣхъ элементовъ книги, которые, какъ мы
сразу же чувствуемъ, имѣютъ первостепенное значеніе; и съ дру¬
гой стороны мы остаемся въ темнотѣ только касательно незначи¬
тельнѣйшихъ подробностей, которыя не находятъ яснаго свидѣ¬
тельства въ исторіи. Пусть всякій сравнитъ символы Апокалипсиса
съ символами пророковъ Іоиля, Исаіи, Іезекіиля, Захаріи, Даніи¬
ла, — пусть затѣмъ посмотритъ, какъ эти символы объяснялись
почти современными писателями въ такихъ іудейскихъ апокалип¬
сисахъ, какъ книга Еноха, 4 книга Ездры и Видѣніе Варуха;
пусть онъ вдумается въ состояніе вѣка въ тѣхъ особенностяхъ,
которыя мы только что обозрѣли; наконецъ, пусть онъ носитъ въ
душѣ озаряющее правило, что Апокалипсисъ есть бурный коммен¬
тарій на великую бесѣду Спасителя на горѣ Елеонской, какъ будто
она истолковывалась самыми знаменіями времени,—и онъ будетъ
читать видѣніе апостола съ такимъ живымъ интересомъ и такою
ясностью разумѣнія, съ какою онъ быть можетъ никогда раньше
не читалъ его. Тогда онъ увидитъ въ немъ отъ начала до конца
слова „маран-аѳа! “—„Господь грядетъ! “ Онъ признаетъ, что пред¬
сказывавшееся второе пришествіе какбы исполнилось въ катастрофѣ,
послужившей заключеніемъ іудейскаго завѣта и провозглашеніемъ
послѣдней эпохи міра. Онъ найдетъ, что Апокалипсисъ есть именно
то, за что онъ выдаетъ себя—боговдохновенное очертаніе совре¬
менной исторіи и событій, которыя непосредственно возникли послѣ
шестаго десятка перваго столѣтія. Онъ будетъ читать въ немъ
изумительный манифестъ христіанскаго тайновидца противъ крово¬
жаднаго тріумфа императорскаго язычества, гимны пророчества
надъ пепломъ мучениковъ, громоносные отзвуки могучаго духа,
пораженнаго яростнымъ плекторомъ Неронова гоненія и издающаго
пламенную музыку, которая, подобно многимъ псалмамъ Давида,
къ концу переходитъ въ тонъ восхищенной надежды. Такъ мы можемъ подавить тотъ духъ недовѣрія, который
с^еешвѳв^ь-'въ-, отношеніи Апокалипсиса ап. Іоанна въ тече-
•• -вѣковъ. Мы уже видѣли, что это недовѣріе