Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРВЫЕ ДЙИ ХРИСТІАНСТВА.. бѣжать отъ Симона, -были умерщвляемы Іоанномъ; всѣ, бѣжавшіе
отъ Іоанна, были умерщвляемы Симономъ. Наконецъ, въ отчаяніи
отъ тираніи Іоанна, народъ допустилъ Симона вовнутрь города. Но единственная разница состояла только въ томъ, что теперь, вмѣ¬
сто одного, было два тирана. Іоаннъ и его зилоты заперлись въ
храмѣ и были меньше числомъ; но занимая неприступное поло- і
женіе на его вершинѣ, они способны бнГли дѣлать вылазки и
осыпать своихъ враговъ, изъ отнятыхъ у римлянъ машинъ, цѣ¬
лымъ градомъ камней и стрѣлъ. Отъ постоянныхъ столкновеній
между враждебными партіями всѣ дома, по сосѣдству съ храмомъ,
были сожжены. Онъ окруженъ былъ грудами чернѣющихъ разва¬
линъ, въ которыхъ непогребенные -трупы распространяли заразу
въ лѣтніе дни. Не только улицы, но даже дворы и жертвенникъ
храма постоянно плавали въ крови. Священникъ и паломникъ
смѣшивали свою кровь съ кровью своихъ жертвъ, поражаемые
изъ баллистъ или катапультовъ въ то время, когда они стояли у
жертвенника. Своими оскверненными ногами они оскверняли вся¬
кій уголокъ священныхъ предѣловъ, ступая по нимъ окровавлен¬
ными ногами, только что ходившими по неочищеннымъ кровавымъ
лужамъ, свидѣтельствовавшимъ о ежедневныхъ побоищахъ. Совер¬
шеніе религіозныхъ обрядовъ низведено было на степень чудовищ¬
наго издѣвательства. Было конечно невозможностью, чтобы люди,
дыша этою зараженною атмосферою крови и преступленія, въ ко¬
торой повидимому всякій мозгъ испытывалъ гнусное упоеніе, не
подверглись всецѣлому притупленію нравственнаго чувства. Зилоты,
выставляя себя въ качествѣ боголюбивыхъ поборниковъ самаго
священнаго въ мірѣ дѣла, дѣлались въ то же время столь мерт¬
выми для всякой религіозной заповѣди, что, надѣвая одежды и
украшенія женщинъ, покрывая свои головы и подводя глаза, и
вмѣстѣ нося мечи подъ своими нарядными женскими одеждами,
предавались такимъ гнуснымъ порокамъ, что казалось будто го¬
родъ сдѣлался не только мѣстомъ побоища и вертепомъ разбойни¬
ковъ, но логовищемъ грязныхъ животныхъ, годныхъ только къ
тому, чтобы ихъ взять прочь и истребить. „Какъ сдѣлалась блуд¬
ницей вѣрная столица, исполненная правосудія! Правда обитала въ
ней, а теперь—убійцы" (Ис. і, 21). Очень скоро среди этихъ
сценъ всякаго ужаса должно было стать очевиднымъ для малой
христіанской общины, что „мерзость запустѣнія" водворилась на
святомъ мѣстѣ, которое теперь было подвергнуто болѣе гнусному
оскверненію, чѣмъ всякое капище Молоха или Ваал-Пеора. По
истинѣ они могли видѣть, что городъ, который нѣкогда былъ
^ святымъ и славнымъ, теперь сдѣлался Содомомъ и Египтомъ,
гдѣйщѵфосподьінашъ распятъ" (Откр. хі, 8).