Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
КНИГА ПЯТАЯ. 960 (Веп&еі). Этотъ стихъ, какъ говоритъ Ѳеофилактъ, по мнѣнію антиноміан-
скихъ гностиковъ, доказываетъ неизгладимость благодати, и такимъ образомъ
былъ обращаемъ въ извиненіе распущенности. Но чтб должны быть допу¬
скаемы извѣстныя практическія измѣненія, зто ясно изъ прежнихъ мѣстъ
въ самомъ посланіи. Древнѣйшіе толкователи вообще принимали методъ
ослабленія языка апостола. Новѣйшіе толкователи принимаютъ это выраже¬
ніе въ томъ смыслѣ, въ какомъ говоритъ самъ апостолъ, но разсматриваютъ
его только въ отношеніи къ идеалу. Оба эти метода, въ концѣ концевъ,
приходятъ почти къ одному и тому же результату. Такъ въ стихѣ 9 нѣко¬
торые объясняютъ выраженіе «не можетъ грѣшить» въ смыслѣ— Не можетъ совершить смертнаго грѣха (Римскіе католики). Не можетъ грѣшить свободно и преднамѣренно (Эбрардъ). Не можетъ грѣшить путемъ ненависти къ своему брату (Августинъ, Бэда). Грѣхъ чуждъ его природѣ (Гроцій). Его натура и привычка противодѣйствуютъ грѣху (Павлюсъ). Онъ не можетъ грѣшить, или не долженъ грѣшить (различные ком¬
ментаторы). Онъ не можетъ быть грѣшникомъ (ацартаѵеіѵ) (Вордсвортъ, а также Дидимъ). Онъ грѣшитъ, онъ только допускаетъ грѣхъ (Бессеръ; ср. Рим. тн, 17). Насколько онъ остается вѣрнымъ себѣ, онъ не грѣшитъ (бл. Авгу¬
стинъ). Насколько онъ дитя Божіе, онъ не можетъ грѣшить (другіе). Единственнымъ выходомъ изъ затрудненія, представляемаго столь боль¬
шимъ разнообразіемъ пониманія зтого мѣста, можетъ быть только или утверж¬
деніе возможности безгрѣшности въ зтой жизни (что противорѣчитъ і, 8),
или утвержденіе, что никто изъ насъ не видѣлъ Бога, и никто изъ насъ
не можетъ быть чадомъ Бога (что противорѣчитъ всему посланію). Гопкинсъ
говоритъ: „толкованіе, которое я считаю самымъ естественнымъ и непри¬
нужденнымъ, заключается въ слѣдующемъ: тотъ, кто рожденъ отъ Бога, не
совершаетъ грѣха, т. е. онъ не грѣшитъ тѣмъ злораднымъ способомъ, кото¬
рымъ грѣшатъ дѣти діавола; онъ не дѣлаетъ ремесла изъ грѣха и не живетъ
въ постоянномъ совершеніи его... Большое различіе между возрожденными и
невозрожденными лицами въ самыхъ грѣхахъ совершаемыхъ ими. «Они не
дѣти его по своимъ порокамъ» (Втор, хххіі, 5). И такъ какъ они отли¬
чаются въ совершеніи грѣха, то отличаются и въ противодѣйствіи ему“. И
если стоику позволительно было представлять себѣ идеалъ, то почему не
дѣлать того же самаго и христіанину? Сенека сказалъ, что мудрецъ былъ
не только способенъ поступать справедливо, но даже и не могъ поступать
иначе. «Ѵіг Ьоппв пои роіеві поп іасеге циой іасі'і; іп ошпі
а с 1 и раг віЬі, ) а т поп сопвіііо Ьопив, вей тоге ео рег-
й и с 1 и в; и 1 поп 1 а п 1 и т гесіе Іасеге р о в в і 1, вей піві г е с 1 ѳ
Іасеге поп р о в в і 1». Веллій Патеркулъ сказалъ Катону Младшему:
Ношо ѵігіпіі вішіііітпв, еі рег отпіа нщепіо Юіів циат ЬотішЪив ргоріог,
цпі пшщиат гесіе іесіі иі іасеге ѵійегеіиг, вей циіа аіііег іасеге
поп р о 1 е г а 1» (Біві. и, 34), и онъ говорилъ о немъ, какъ « изъятомъ отъ всѣхъ
человѣческихъ пороковъ». И Тацитъ сказалъ, что когда Неронъ желалъ убить
Пета Ѳразею, то какъ будто онъ желалъ «убить саму добродѣтель». Христіанскій
идеалъ безконечно выше стоическаго, и вотъ почему христіанинъ внаетъ,
что даже и святой не 'можетъ быть безусловно безгрѣшенъ; и однакоже
онъ ненавидитъ грѣхъ, и болѣе и болѣе стремится къ побѣдѣ надъ нимъ. Б6Э) Онъ не говоритъ ірожденъ отъ діавола». «Иетшет іесіі йіаЬоІпв,