Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
908 КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ. «Почему же сказано, что Богъ искупилъ Авраама въ Быт. хіх, 3? Это
означаетъ, что онъ испытывалъ Авраама не ивъ злыхъ побужденій къ злой
цѣли, но отъ добрыхъ побужденій къ доброй цѣли» (Бл. Августинъ). 1'73) Притч. ххх, 13 (ьхх). Слово это можетъ быть употреблено о «вы¬
таскиваніи добычи на землю», какъ у Геродота, п, 76, и такимъ образомъ
мы можемъ думать, что эта метафора взята изъ жизни рыболововъ. Слово
ВеХеаСор.еѵо4 можетъ также означать «увлекать приманкой», какъ во 2 Пет.
п, 14,18; Леей. Восп. іі, 1, § 6. Но дальнѣйшее растяженіе этой метафоры
показываетъ, что св. Іаковъ имѣетъ эдѣсь въ виду приманку со стороны
прелюбодѣйнаго чувства (Притч. ѵіі, 16—23), къ которому въ классиче¬
скомъ и эллинистическомъ употребленіи слова эти одинаково приложимы
(Нош. Ой. и, 294; Агіві. Роііѣ. т, 10, Тевіаіп. хіі. РаігіагсЬ. р. 702) и
■особенно у Плутарха Юе 8ег. №ш. Ѵіпйісѣ.: «сладость желанія, подобна
приманкѣ (8ёХеар) увлекаетъ (йёХхеі) людей». 114) «Никто не причиняетъ вреда человѣку, кромѣ его самого»; «страсть
дѣлается для каждаго его собственнымъ богомъ»; «виа сиідце Юеив йі, йіга
сирійо» (Ѵіг#. АЕп. іх, 185). 1,в) Мильтонъ распространяетъ это иносказаніе въ аллегорію въ «Поте¬
рянномъ Раѣ» іі, 745—814. Ланге обращаетъ вниманіе на различныя вы¬
раженія Новаго Завѣта: «грѣхъ производитъ смерть» (Іаковъ); «смерть ёсть
плата грѣха» (ап. Павелъ); «грѣхъ есть смерть» (св. Іоаннъ). 1,в) Это составляетъ въ подлинникѣ совершенный гекзаметръ, исключая
лишь того, что растянутъ послѣдній слогъ слова ооок — ттааа 8ооі« ауаіН) хаі тшѵ 8шрі]|ла тёХеюѵ. Объ этихъ метрическихъ фразахъ см. прим. къ Евр. хп, 14. 8шрг]р.а
встрѣчается только въ Рим. у, Д6. «Свыше» (Іоан, ш, 3, 7, 31; хіх, 11).
Епископъ Андрюисъ въ двухъ своихъ рѣчахъ на этотъ текстъ говоритъ, что
8ооі« ауайѵ] указываетъ на дары вѣчной жизни; 8шр»]р.а тёХеюѵ сокровище, за¬
писанное для насъ въ вѣчность. 1ѴГ) Подъ «свѣтами» разумѣются, вѣроятно, «небесныя тѣла», какъ въ
Пс. ехххѵ, 7; Іерем. іѵ, 23, называемыя въ Быт. і, 14 <роот9]ре«, чтб ино¬
сказательно приложимо къ христіанамъ (Іоан, ѵ, 35; Филин, п, 15). «Отецъ»
поэтому означаетъ Творца (ср. Іов. хххѵти, 28; «есть ли у дождя отецъ?»).
Нѣкоторые объясняютъ это выраженіе въ отношеніи ангеловъ и духовъ и
въ отношеніи Того, кто есть «свѣтъ міра» (Іоан, іх, 5); но вопросъ вдѣсь
не въ томъ, какое значеніе можно придать этимъ словамъ, а въ томъ, что
они означали первоначально. 1,в) Слова эти любопытны — яараХХау») •<] троЩі- алоохіаоріа. Первое слово
необычное въ Новомъ Завѣтѣ (но см. 4 Цар. іх, 20 по ъхх) и пони¬
малось въ смыслѣ техническаго термина астрономіи, подобно рагаііах. Но у
Эпиктета, і, 14, оно просто означаетъ «перемѣну», даже въ астрономическомъ
предложеніи; и Плотинъ говоритъ о «перемѣнѣ (караХХауі]) дней на ночи».
Однакоже озо, повидимому, имѣетъ полутехническую связь съ астрономіей.
’Апоохіоо[ао есть также необычное слово, и тротаі ^Хіои означаетъ «солнце¬
стояніе» (см. Іов. хххѵпі, 33). Здѣсь, однакоже, повидимому, дѣлается
общій намекъ на перемѣны и перевороты солнца, луны и звѣздъ (Прем.
ѵіі, 17 — 19), въ сравненіи съ Солнцемъ, никогда незакатывающимся.
Ср. ] Іоан, і, 5, «и свѣтъ во тьмѣ свѣтитъ и тьма не объяла его»; Пс.
ехххуш, 11. ' 1та) апаругу. Тіѵа показываетъ, что онъ употребляетъ новую метафору. 1В0) О великой богословской важности этого стиха—тѣмъ болѣе замѣна-