Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ттотцхл—таттш^шотмиіщпж: бокіе уроки, чѣмъ когда созерцаемъ вещественные символы крас¬
ныхъ драконовъ и саранчеобразныхъ всадниковъ и борьбу архаи?
гола Михаила съ діаволомъ и звѣремъ. „Въ Апокалипсисѣ, гово¬
ритъ одинъ писатель, наиболѣе изучавшій писанія св. ап. Іоанна-,
мысль занимается внѣшнимъ пришествіемъ дня страшнаго суда
надъ людьми; въ Евангеліи имѣется въ виду судъ духовный и само¬
осуществляющійся. Въ Апокалипсисѣ на мѣсто истребленнаго міра
выступаетъ міръ обновленный; въ Евангеліи открывается домъ
Отца. Въ первомъ побѣда и преобразованіе происходятъ отвнѣ въ
силу внѣшняго могущества и будущность рисуется въ историче¬
скихъ образахъ; въ послѣднемъ побѣда и преобразованіе исходятъ
извнутри, въ силу духовнаго вліянія, и будущее дѣлается настоя¬
щимъ и вѣчнымъ... Апокалипсисъ представляетъ дѣятельность Бога
въ отношеніи къ людямъ въ жизни полной скорби, временныхъ
пораженій и воплей о мщеніи; Евангеліе изображаетъ дѣятель¬
ность Божію въ отношеніи ко Христу, который водворяетъ въ
сердцѣ вѣрующихъ присутствіе .совершённой радости... Однимъ
словомъ, изученіе первыхъ трехъ евангелистовъ, Апокалипсиса и
Евангелія ап. Іоанна въ послѣдовательности даетъ намъ возмож¬
ность видѣть, при какихъ человѣческихъ условіяхъ полное вели¬
чіе Христа понималось и объяснялось не сразу, но шагъ за ша¬
гомъ при помощи ветхозавѣтнаго пророческаго ученія" 12°). і. Время написанія Апокалипсиса. Но прежде чѣмъ приступать къ трудной задачѣ изъясненія
значенія Апокалипсиса, мы должны нѣсколько остановиться для
того, чтобы бросить взглядъ на состояніе міра въ то время, когда
онъ былъ написанъ. Главное затрудненіе для истиннаго" опредѣленія времени напи¬
санія Апокалипсиса происходитъ отъ авторитета св. Иринея. Го¬
воря о числѣ звѣря и повторяя тѣ раннія соображенія, которыя,
какъ мы покажемъ въ другомъ мѣстѣ, практически согласуются
съ тѣмъ, что теперь признается истиннымъ рѣшеніемъ, онъ за¬
мѣчаетъ, что не можетъ дать какого либо положительнаго рѣше¬
нія, такъ какъ думаетъ, что если бы такое рѣшеніе было необ¬
ходимо, то оно несомнѣнно дано было бы тѣмъ, „кто видѣлъ от¬
кровеніе, потому что оно видѣно было не такъ давно, а почти
въ нашемъ поколѣніи, къ концу царствованія Домиціана". Дѣла¬
лось три попытки устранить это свидѣтельство. Герике предла¬
гаетъ принимать имя Домиціана здѣсь въ качествѣ прилагатель¬
наго, такъ что предложеніе это будетъ значить „къ концу доми-
ціевва правленія*, т. е. правленія Ботіішз Хего т). Но отсут¬