Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПРИМѢЧАНІЯ КЪ ТЕКСТУ доточена въ одномъ выразительномъ словѣ. Ср. Дѣян, ѵп, 16, 43; ххѵпі, 31;
Гад. т, 1. 2,в) ахройіѵю, происшедшее отъ ахрос и ІНс, собственно означаетъ: «что
взято съ верхушки кучи», но оно употребляется также вмѣсто «первыхъ
плодовъ добычи», и иногда повидимошу (согласно Исихію и Фаворину) вмѣсто
«добычи» вообще. 2та) Аристотель опредѣляетъ »то слово іератеіа въ смыслѣ «вниманія къ
богамъ» (Роі. тн, 8). Оно, невидимому, имѣетъ болѣе специфическій харак¬
теръ, чѣмъ іершобѵт). 2В0) Ненужное затрудненіе видѣли въ этомъ выраженіи вслѣдствіе1 того,
что первосвященники нѳ прямо принимали эти десятины отъ народа, но только
отъ левитовъ, которые платили имъ десятину того, что они получали въ
качествѣ десятины (Числ.хѵш, 22, 23, 26; Неем. х, 38). Отсюда Вивенталь
предлагаетъ чтеніе ЛеоЬ вмѣсто Ааоѵ. Но 1) священники могли брать эти
десятины прямо, какъ, по свидѣтельству іудейскаго преданія, они и дѣлали
во времена Ездры (ТеѵатоѣЬ, {. 86, ѣ; ВесЬогоіЪ, і. 4, а); и 2) выраженіе
это обще—«диі йасіі рег аііпт, іасіѣ регзе». Вопросъ здѣсь, какъ говоритъ
докторъ Мультонъ, не въ выгодѣ, а въ положеніи, и священники занимали
исключительное положеніе въ томъ отношеніи, что они принимали десятину
и не платили никому. 261) Форма прошедшаго совершеннаго времени выражаетъ безусловный и
постоянный фактъ. 282) Т. е. люди подлежащіе смерти какъ въ извѣстныхъ строкахъ— «Онъ проповѣдывалъ какъ тотъ, которому не придется еще про- повѣдывать опять, И какъ умирающій человѣкъ умирающимъ людямъ». 283) Намъ ничего неизвѣстно о смерти Мелхиседека, поэтому, насколько
дѣло касается св. Писанія, онъ какбы всегда живетъ. Этотъ доводъ сходенъ
съ тѣмъ, о которомъ я уже упоминалъ, и который берется Филономъ изъ
отсутствія упоминанія о смерти Каина въ св. Писаніи. Для писателя, обра¬
щающагося къ тѣмъ, которые въ раввинскихъ мидрашимахъ ежедневно слы¬
шали образчики подобныхъ изъясненій, ничего не могло быть болѣе есте¬
ственнаго, чѣмъ доказывать, что отсутствіе всякаго упоминанія о смерти
Мелхиседека дѣлало его и въ другихъ отношеніяхъ вѣчнымъ прообразомъ
Христа. Различіе между этимъ методомъ и нашимъ состоитъ не въ точкѣ
зрѣнія, но только въ методѣ изложенія. Новѣйшій писатель могъ бы раз¬
суждать такимъ образомъ: псалмопѣвецъ говоритъ, что Еогъ клялся, что
священникъ—царь, Мессія, о которомъ онъ пророчествовалъ, долженъ быть
«священникомъ во вѣкъ по чину Мелхиседека». Изъ книги Бытія мы уз¬
наемъ, что священство Мелхиседека отличалось столь высокимъ достоин¬
ствомъ, что признано было даже патріархомъ Авраамомъ; и въ этомъ от¬
ношеніи, равно какъ и по своей величественной и самобытной независимо¬
сти, оно, очевидно, считается выше первосвященства Ааронова. Оно есть
также прообразъ мессіанскаго первосвященства, потому что какъ Христосъ
былъ вѣченъ и стоялъ выше всякаго земнаго родства, такъ и въ св. Пи¬
саніи Мелхиседекъ стоитъ безъ отца, матери или потомства и вообще не
имѣетъ никакой лѣтописи своего человѣческаго рожденія или человѣческой
смерти. Бсе это именно сжато выражено апостоломъ въ посланіи къ Евреямъ. 284) ё'тЕроѵ «различный», не просто аХХоѵ «другой». 285) Это мѣсто замѣчательно тѣмъ, что въ немъ внервые это выраже¬
ніе, теперь столь обычное и всеобщее, прилагается ко Христу. Оно отмѣ¬
чаетъ шагъ впередъ въ развитіи христіанства. 1