Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
-отгег тнигагтятья: необходимымъ вслѣдствіе титула « святые» (1 Кор. ѵі, 1; 2 Кор. і, 1; ѵш,
4 и нроч.). Эбрардъ предполагаетъ, что оно предназначалось для христіанъ
неофитовъ въ Іерусалимѣ, которые безпокоились тѣмъ, что ихъ не допускали
къ храмовому служенію. ,8) Мнѣніе это высказано было Ветштейномъ (И. Т.. іі, 386), и поддер¬
жано Гольцманомъ (Випвеп, ВіЬеІѵгегЬ, Пн, 432; 8іиД. и. Кгіі. 1859),
Курцемъ, Ренаномъ и Альфордомъ (Іпігой. іо НеЬге^ѵз). Такого взгляда
держатся и Эйхгорнъ, Шульцъ, Бауръ, Гольцманъ и др. Эвальдъ думаетъ,
что оно могло быть написано въ христіанамъ—Равенны! Вшшбальдъ Гриммъ
останавливается на Іамніи; Гофманъ на іудейской партіи церкви Антіохійской. ,э) Это выраженіе несомнѣнно относится къ мученичеству (такъ какъ
аіца употребляется часто о крови Христа, Ефес. іі. 13; Откр. ѵт, 10 и
проч.), какъ на него указываетъ и выраженіе р-еуріе йаѵатоо 2 Мак. хіп, 14;
Филип. іі, 8. Контекстъ ри;же указываетъ на это значеніе, а не на
иносказаніе, заимствованное изъ аренной борьбы. Нельзя однакоже считать
несомнѣннымъ, что ех(Ьсіѵ въ хш, 7 означаетъ мученичество. 80) Что тотъ языкъ, на которомъ дошло къ намъ посланіе къ Евреямъ, есть подлинный языкъ, это можно съ несомнѣнностью думать, не смотря на
мнѣніе, ходившее какъ въ древности (Климентъ Александрійскій), такъ и въ
новѣйшее время, что мы имѣемъ только греческій переводъ съ еврейскаго
или скорѣе арамейскаго (подлинника). Ср. Ногпе, іѵ, 569, 571; ’ѴѴопізѵѵоіѣЬ,
іу, 374, БаѵіДзоп, іп, 235 и 277—286; АИогй, гу, 76—79. Деличъ увѣ¬
ренъ въ томъ, что это не переводъ. См. ѵоі. и, 410. у 81) Евр. іі, 3. См. доказательства декана Плюмптра въ Ехровііог, I т.,
428—432, что оно обращено къ христіанскимъ аскетамъ, жившимъ около
Александріи. Мнѣніе, что оно обращено было къ Александріи, принято
Шмидтомъ, Блеекомъ, Креднеромъ, Фолькмаромъ, Кестлиномъ, Бунзеномъ
(Нірроіуінв, I т. 365), Гильгинфельдомъ, Ульманомъ, Шлейермахеромъ и
Вивелеромъ (СЬгоп. 496). 82) Слова Оригена (который былъ того мнѣнія, что мысли принадлежали
Павлу, хотя и не самый слогъ) весьма замѣчательны. Онъ говоритъ, что
«не безъ причины древніе передаютъ его (посланіе) какъ «Павлово» (ЕивеЬ.
Ессі. Ніві. п, 25). Между тѣмъ весьма правдоподобно, что церкви и писа¬
тели, бывшіе древними по отношенію къ Оригену, вращались съ самими
апостолами, или по крайней мѣрѣ съ ихъ ближайшими преемниками. И такъ
какъ это преданіе было древне во времена Климента Александрійскаго и
Оригена, около 130 лѣтъ послѣ того, какъ написано было посланіе, то
очевидно оно возникло во времена самого ап. Павла и такимъ образомъ не
можетъ быть разумно оспариваемо. 83) ЕивеЬ. Ессі. Шз*. ш, 3. Изъ текста не слѣдуетъ, что тіѵе; у
Евсевія означаетъ писателей. Но если даже и такъ, то оно указывало не
на древнѣйшихъ греческихъ писателей, но только на римскую церковь. Это
слово -пѵес «нѣкоторые»—указываетъ просто на исключеніе изъ общаго мнѣ¬
нія грековъ, такъ какъ были такіе, которые находились подъ вліяніемъ
пристрастія къ римлянамъ; и это исключеніе само по себѣ служитъ доказа¬
тельствомъ, что греческая церковь вообще признавала это посланіе произве¬
деніемъ апостола по извѣстному правилу: ехсерііо йгтаі ге&иіат (исключеніе
подтверждаетъ правило). То обстоятельство, что аріане были первыми въ
греческой церкви, которыхъ исторія обвиняетъ въ отрицаніи того, что ап.
Павелъ былъ авторомъ этого посланія, прибавляетъ не малый вѣсъ къ этимъ
заявленіямъ Евсевія и рекомендуетъ его характеръ, какъ историка, котораго-
никакое пристрастіе не могло заставить отступать отъ исторической истины.